Выборы 2006 – грубые нарушения Конституционных прав граждан

 

Манипуляции с демократией

начало | архив | темники | политреформа | эксклюзив от ГУИП | референдум | RSS 2.0
  25.05.2024
  Статьи

Версия для печати


Кто кого предал?

М.Олейник,

День,

03.02.06

Лариса Скорик, заместитель председателя Гражданского форума "Об`єднаймо Україну": "В оранжевой команде, на мой взгляд, не друг друга предали, а ...рядовых украинцев и интересы государства".

Слово "предательство" в лексиконе отечественных политиков всегда было одним из самых употребляемых. Иногда, правда, предателями называли не тех, кого следовало бы... В последнее время это слово звучит особенно часто. Рекламные телеролики сурово призывают избирателей "не зрадити Майдан". Оппозиция инкриминирует власти — из-за подписанного в начале января с Россией газового соглашения — "измену национальным интересам". Части некогда единой оранжевой команды обвиняют друг друга в предательстве в связи с ее развалом...

Обвиняют "президиум" Майдана и те, без кого оранжевая революция была бы невозможна. "...После второго тура на улицы и площади многих городов Востока вывалило рекордное количество возмущенных людей, — читаем на форуме сайта www.maidan.org.ua. — Они, возможно, не восхищались трипольской культурой и не держали на стене портрет Шевченко, но были украинцами в нормальном, европейском смысле слова, т.е. гражданами своей страны. Это был кадровый резерв "оранжевых" после победы, если бы хватило ума или хотя бы сообразительности этим резервом воспользоваться. Не хватило... Сейчас Восток какой угодно, но настолько не "оранжевый", что ситуация представляется гораздо более катастрофической, чем в 2004-м... Итак, если кто не в курсе, "оранжевых" в русскоязычных регионах Украины предали. Будут ли последствия? Обязательно. Будут ли они катастрофическими? Очень возможно. Можно ли как-то это исправить? Конечно, но некому. Не доходят руки у национал-демократических ребят до "совков" и "креолов"...

Этот "крик души" укрепил нас в мысли провести небольшое собственное исследование феномена предательства в истории, литературе и политике. Что можно, а что нельзя называть предательством? Кто кого предал? На эту тему размышляют эксперты "Дня" — историки, политологи, политики, общественные деятели.

Андрей ЕРМОЛАЕВ, директор Центра социальных исследований "София":

— Понятие "предательство" прямо связано с такими понятиями как "вера" и "преданность делу". Предают Веру, предают Дело. Вместе с тем Вера и Дело являются двумя сторонами одной медали. Исторический стереотип предательства, как правило, связан не просто с какими-то абстрактными ценностями, от которых люди отказались, а прежде всего с отказом от Дела, в котором реализовывались идеалы. Самый известный и ставший уже историческим архетипом предатель — это Иуда, предавший дело Христа и веру Христа.

Для нас, наверное, ближе и понятнее примеры предательства из новейшей истории. К примеру, большая и очень содержательная дискуссия и борьба, развернувшаяся между Сталиным и Троцким. Троцкий совершенно обоснованно считал, что Сталин предал дело и ценности революции. Он обвинил его в термидорианстве, в перевороте не просто в отношении наследия вождя или каких-то абстрактных положений теории марксизма-ленинизма, — речь шла о предательстве Дела.

То же самое можно сказать и в отношении многочисленных конфликтов уже перестроечных, реформаторских команд, когда на смену идеологии и практике либеральных реформ приходили государственники, патерналисты и т.д. Эта история более запутанна, и причина в том, что, к сожалению, в последнее время господствует низкий (в моем понимании) технократический уровень организации политического процесса.

И когда сейчас оранжевая команда столкнулась с проблемой внутренних расколов и обращается к терминам "предательство", "вера", игнорируется один важный аспект: у оранжевой команды по факту победы Ющенко на самом деле завершилось общее дело. Оно состояло в преодолении старого режима, в победе на президентских выборах. А что касается общего дела реализации задач, то здесь им нужно было еще сформировать общую платформу, общее виденье. То есть, грубо говоря, оранжевая команда в 2004 году объединялась на одном, достаточно формальном, ориентире — обеспечить победу Виктора Ющенко, который был на тот момент воплощением неких ожиданий, идеалов и прочее. Но для команды это не было развернуто как система ценностей и Дела. И в этом потом была проблема формирования правительства Тимошенко, кулуарного и неконцептуального для оранжевой команды. Это, в принципе, было главной причиной всех конфликтов оранжевых. И они до сих пор путаются, в чем друг друга обвинять.

Я же считаю, что в их дискуссии обвинения в предательстве являются некорректными и подложными. На самом деле на этапе, когда власть была взята, когда Ющенко пришел к власти, говорить о предательстве просто не имеет смысла: Ющенко для большинства участников оранжевой коалиции оказался очень выгодным и удачным политическим локомотивом, обеспечивающим им будущую политическую карьеру. Для многих из членов оранжевой команды кучмовская система была непреодолимым препятствием для самореализации — для кого-то бизнесовой, для кого-то политической, для кого-то в плане государственной карьеры. И никто из них, как я понимаю, не собирался реализовывать "дело Ющенко" и "ценности Ющенко" по той простой причине, что их не было. Возможно, если бы Виктор Ющенко был более креативным и концептуальным политиком, он смог бы в течение года предложить новую платформу, на которой могли бы объединяться его союзники по коалиции "Сила народа". И сейчас мы бы имели другую ситуацию, мы бы увидели обновленную и реорганизованную оранжевую команду. Но этого не произошло. И каждый занялся своим делом, для того, чтобы не выглядеть в глазах избирателя мелким карьеристом или силой, идущей по "политическим костям" партнера, применяя моральное оружие — обвинение в предательстве. Психологи знают, что очень эффективным является инструмент профессиональной дисквалификации и моральной дискредитации — то, чем пользуются оранжевые. Но я считаю, что у них нет оснований и морального права обвинять друг друга в предательстве. Общее дело не было сформулировано после президентских выборов.

Андрей ОКАРА, политолог (Москва):

— На протяжении всей украинской истории были проблемы с национальным проектом. Когда нет собственного проекта, тогда нет осознания своего места в истории. Как следствие — отсутствие определенных критериев и определенных ориентиров в политической жизни и вообще. Поэтому Украина является не полноценным субъектом политического процесса, а местом, где соревнуются другие субъекты. По этой причине в стране всегда находятся фракции, партии, которые готовы друг друга предать. Получается, что предательство — непременная составляющая украинской истории. Без предательства не бывает и украинской политики. Я думаю — что хуже: $50, но вчера или послезавтра, или $95, но сегодня? Кого называть предателем? Тех, кто отстаивает $50, но вчера или послезавтра, или $95, но сегодня? Я бы не стал навешивать ярлыки, особенно в газовом вопросе, который сейчас живо обсуждается. Там есть конкретные интересы заинтересованных лиц и, к великому сожалению, не все можно объяснить национальными интересами или идеалами. В одном и в другом случае есть определенные заинтересованные юридические лица, которые так или иначе имеют свою корысть и с $50, но вчера и послезавтра, и с $95, но сегодня...

Кроме того, в Украине есть различные геокультурные идентичности. Их, по крайней мере, три: западноукраинская, центральноукраинская и юго-восточная. И, с точки зрения Львова и Донецка, это будет разная Украина с разной историей и будущим. С точки зрения Львова и Донецка, даже предательство по-разному воспринимается.

Тарас КОМПАНИЧЕНКО, кобзарь:

— Предательство национальных интересов — это значительно больше, чем предать женщину или друзей. Считаю, чтобы обвинять в этом, нужно иметь веские аргументы. Во время революции 1917—22 годов друг другу часто приписывали это. Помните, в произведении Юрия Яновского "Вершники" брат упрекает другого, что тот Россию галичанам продает, а в ответ слышит, что сам он москалям служит. Третий же брат, махновец, говорит, что вообще за крестьян... Меткой характеристикой всему этому будут слова славного гетмана Ивана Мазепы: "Всі покою щиро прагнуть, але не в один гуж всі тягнуть".

Мы можем задуматься над тем, насколько мотивированными были патриотические заявления тех или иных персонажей украинской истории, когда одни братались с Москвой, другие — с Речью Посполитой, а кто-то — с Крымским Ханством. И каждый делал это с благими намерениями — в пользу Украины.

Поэтому, когда в финском или немецком посольствах я исполнял песню периода Руины о том, как украинская шляхта сама себя победила, присутствующие там дипломаты и представители украинской власти сказали, мол, а сейчас разве не так?..

Во времена Кучмы мы всеми фибрами, сенсорикой ощущали, что Украину "сдают" России. А что теперь происходит? Как по мне, это четко выраженная экономическая война между Киевом и Москвой. Мне бы хотелось, чтобы Украина не только сохраняла свое цивилизованное лицо, а и более адекватно, возможно, более профессионально реагировала на такие проявления северного соседа.

Лариса СКОРИК, профессор архитектуры, член-корреспондент Академии искусств Украины, заместитель председателя Гражданского форума "Об`єднаймо Україну":

— В оранжевой команде, на мой взгляд, не друг друга предали, а они сами все вместе предали рядовых украинцев и интересы государства. Потому что между ними идет только борьба за власть: кто будет выше, кто будет иметь больше полномочий, и ни в коем случае речь не идет о борьбе за Украину. И не нужно пани Юлии Тимошенко рассказывать наивному электорату басни, что когда она была в правительстве, то делала все как нужно. Я хорошо помню, как нас всех трясло от ее так называемых "реформ", и ее дефиницию "сговора" относительно действий российской стороны. Можно иметь много претензий к любому государству, которое хочет быть сверхдержавой, но нужно всегда, в первую очередь, иметь претензии к своим собственным амбициям, которые преобладают над интересами государства. Здесь стоит вспомнить великого политика всех времен Черчилля, который говорил приблизительно так: для меня не существует в политике никаких друзей, для меня существует только интерес государства. Вся эта оранжевая команда — оптом и в розницу — никоим образом не является воплощением людей, борющихся за интересы государства. Политика не возможно предать, если он заботится об общенациональном интересе. Как они могут говорить о предательстве или непредательстве каких-то общих идеалов, если они сегодня заявляют избирателям: мы сегодня идем в розницу, а оптом будем, когда придем в парламент. Это элементарные политические хитрости, просто они понимают, что их рейтинг упал "благодаря" их деятельности. Речь не идет о предательстве между ними — эти юноши и девушки всегда друг с другом договорятся, если договорятся о процентном соотношении своих властных полномочий. Они все вместе и каждый в отдельности готовы предать национальные интересы ради своих собственных.

Кстати, на совести этих людей уже было одно предательство — страшное предательство, когда так называемые "национал-демократы" предали Леонида Кравчука и сделали все для того, чтобы привести к премьерству Леонида Кучму, против которого они в позапрошлом году на Майдане якобы боролись. Это было предательство национальных интересов, и опосредованно — президента Леонида Кравчука.

Юрий ШАПОВАЛ, профессор, доктор исторических наук:

— По моему мнению, можно говорить не о феномене предательства в украинской истории, а скорее о феномене ориентации политиков Украины на тот или иной период. Скажем, мы имеем личность Ивана Мазепы, которого до сих пор в России считают предателем Петра I и, тем самым, России. Я думаю, что понятие предательства в политике — это не то же самое, что понятие предательства в нашей повседневной жизни или в жизни каких-то автономизированных структур общества. Общеизвестно, что в истории существует понятие союзников и временных союзников. Если мы под этим углом зрения посмотрим на украинскую историю и, например, на фигуру Богдана Хмельницкого, то увидим проблему в первую очередь ориентации. Поведение Хмельницкого не значило, что он предал поляков и пошел в объятия к России. Это была проблема конъюнктуры на том или ином историческом повороте. Если мы рассмотрим поведение украинских левых эсеров уже в ХХ веке, которые пошли и отдали огромную часть культурных сил большевистскому режиму, то это можно банально трактовать как предательство своих идеалов самостийности. Но, с другой стороны, это можно трактовать как абсолютно реалистическую позицию, которая была призвана реализовать идею украинской культуры и духовной автономии в рамках того образования, которое называлось УССР. Следовательно, я категорически против реализации самого понятия предательства. Я думаю, что современные политики в Украине часто используют это клише с абсолютно банальной целью. Они просто хотят оттолкнуть конкурентов, а еще лучше — их уничтожить, заклеймить при помощи такого рода дефиниций. По моему мнению, если в уже независимой Украине и существовало предательство, то это было предательство относительно самой Украины, собственного народа, а не предательство, имеющее место между теми или иными группировками политиков. Что же касается национальных интересов Украины, честности политиков, то этого Украине действительно всегда не хватало. Я думаю, что это и есть ключевая проблема нашего государства. Не будем забывать, что когда Виктор Ющенко, еще будучи премьер-министром, говорил о панукраинских интересах, это вызвало бурю протестов, грубой критики. А он говорил очень простые и понятные вещи о том, что каждая страна руководствуется, в первую очередь, своими собственными интересами. И в завершение я бы хотел рассказать читателям "Дня" следующий смешной эпизод, который, я думаю, является хорошим примером того, как нужно не предавать свои национальные интересы. Не так давно я был в Египте в одном нубийском поселке, очень колоритном, но мало привлекательном для меня. Там я встретил двух пожилых немок. Мы разговорились. Я спросил, откуда они. Получив ответ, что они из Дюссельдорфа, я получил такой же встречный вопрос. "Вы, наверное, не знаете моей страны. Я из Украины", — сказал я им. На что получил следующий ответ: "Вашу страну мы знаем, потому что из-за нее у нас были проблемы с газом". Эти бабушки дали мне очень хороший урок того, как нужно понимать свои национальные интересы. И никогда, даже в нубийской деревне в Египте, их не предавать.

Татьяна ЩЕРБИНА, доцент кафедры украинской и мировой литературы Киевского международного университета:

— Национальным предателем называли нашего романиста Владимира Винниченко и героя его романа "Хочу!" (1915 год) Андрея Халепу за то, что украинский писатель писал на русском языке. Известный меценат Евгений Чикаленко по этому поводу говорил Винниченко: "Лучше шей сапоги, но не иди служить своему врагу". И до сегодняшнего дня этот вопрос для украинской культурно-политической жизни не утратил своей актуальности. В советские времена предателями были объявлены два поколения украинской интеллигенции, которые оказались на Западе после Октябрьского переворота 1917 года и Второй мировой войны. Именно эти поколения, творческая интеллигенция в частности, в Украине постсоветской совершили большое дело государственно-созидательного, гуманитарного и культурного характера. Эти поколения, которые называли предателями в советские времена, выводили и выводят Украину в цивилизованный мир, показывают его преимущества, на личном примере учат благотворительной жертвенности ради национальной идеи и национального дела. Сегодня туман над феноменом национального предательства развеялся. Сегодня национальными предателями Украины являются те люди, "благодаря" которым Украина не может гордиться благосостоянием европейского уровня, цивилизованным отношением к нашей природе и украинскому человеку, который является центральным образом украинского мира и, в частности, украинской литературы, в которой таковым и остается.

Анатолий СВИДЗИНСКИЙ, заведующий кафедрой теории и истории политических наук Волынского государственного университета:

— В нашей истории довольно много сюжетов, иллюстрирующих предательство. Возьмите, для примера, украинскую революцию 1917—1920 гг. Тогда было сделано много трудных ошибок, которые можно назвать предательством народа, страны и идеалов. Владимир Винниченко, который был личностью номер два в политикуме, тогда просто покинул Украину, а Симон Петлюра, уйдя из партии, все-таки остался верным народу. Сейчас в Украине словом "предательство" просто спекулируют, употребляя его безответственно и оскорбительно. Но в принципе это тема очень интересная и широкая. Это объясняется тем, что наши политики не хотят искать истину. Это является, в первую очередь, неуважением к рядовым гражданам. Хотя, если хотите, такая безответственная точка зрения и есть в известной степени предательство. А сейчас поведение людей, которые были лидерами оранжевой революции, и употребление ими этого термина очень обижает. Создается впечатление, что им просто лень разобраться между собой и поэтому они используют подобные сугубо эмоциональные оценки. Раньше за предательство Родины людей расстреливали (не будем сейчас давать оценку тому, правильно ли это было). Но все равно, за этим словом стоит очень серьезное обвинение. Поэтому я не хотел бы, чтобы слово "предательство" звучало из уст политиков современности, потому что это очень обостряет ситуацию. Лучше, например, применять выражение "ошибочный курс".

Мирослав ПОПОВИЧ, директор Института философии Национальной Академии наук Украины:

— Как раз в украинской литературе проблема предательства как-то не фигурирует. Зато украинцев в русской литературе постоянно обвиняли в том, что они предатели, начиная еще с личности Ивана Мазепы. Это было связано с целой концепцией, согласно которой объяснялось, чем является Украина и что есть Россия. Считалось, что Украина и Россия — это разные родины, имеющие одну Отчизну. Например, в русской литературе не обвиняли поляков в том, что они предатели, поскольку у поляков другая Отчизна. Они просто должны были слушаться Российскую Империю. А украинцам, как только они выбирали себе путь самостоятельности, это ставили в вину и характеризовали как предательство. Взять хотя бы поэму А.С. Пушкина "Полтава". Там ярко описана эта идеология. А в украинской литературе мне не известны описания и анализ феномена предательства. Мне кажется, что это вообще нам несвойственно. Сейчас действительно украинский политикум злоупотребляет подобной терминологией. Я сказал бы, что дело тут не в слове "предательство", а, скорее всего, в неопределенности национальных интересов. В нашем политикуме можно встретить такие вещи, которые квалифицировались бы как предательство в западном мире. У нас терпимо относятся к таким вещам, таким обвинениям и таким проектам для Украины, которые, по существу, являются предательством национальных интересов. Я имею в виду не разговоры о том, сколько платить за кубометр газа — сюда слово "предательство" вообще не подходит. Это торговля. А когда речь идет о серьезных вещах, некоторые политики бывают чрезвычайно легкомысленными. И тут, собственно, не установлены элементарные рамки — что является недопустимым. Зато крики о предательстве — на каждом шагу. Я считаю, что есть три группы ценностей, которые обязаны защищать все политики, если они их не защищают, они предают наши национальные интересы. Первая — это самостоятельное существование нашего государства. Вторая — это демократия и свобода, поскольку Украина не просто наша Родина, а она является демократическим государством. И всяческие попытки ликвидировать демократию в стране являются предательством наших национальных интересов. И, наконец, третья группа ценностей — это благосостояние наших граждан. Попытка принести в жертву благосостояние народа для достижения каких-то частичных политических целей — это выход за рамки украинских национальных интересов. Во всех других случаях слово "предательство" — абсолютно неуместно.

Петр КРАЛЮК, доктор философских наук, профессор Национального университета "Острожская академия":

— Национальная мифология каждой страны вынуждена иметь и героев и предателей. Первые, понятно, оцениваются положительно, вторые — очень отрицательно. Однако миф о предателе далеко не всегда соответствует сегодняшним реалиям. В украинской национальной мифологии можно обнаружить очень много таких примеров. Для меня одним из таких репрезентативных сюжетов является Иеремия Вишневецкий как своеобразная оппозиция Богдану Хмельницкому. Во всяком случае, фигура Вишневецкого в сознании многих украинцев воспринимается как национальный предатель, который не поддержал борьбу украинского народа во главе с Хмельницким. Соответственно, в украинской литературе он трактуется именно с такой позиции. Взять хотя бы роман Ивана Нечуй-Левицкого об Иеремии Вишневецком. Но далеко не всегда такая оценка является аргументированной. Мы видим, что Вишневецкий не был такой уж однозначной фигурой, как иногда его преподносят наши историки и писатели. Очевидно, что и в деятельности Богдана Хмельницкого, и в деятельности Иеремии Вишневецкого были моменты положительные и отрицательные. Но можно смело утверждать, что положение Вишневецкого, который сейчас в украинской мифологии занимает позицию предателя, является далеко не справедливым. В общем же разделение деятелей на героев и предателей часто зависит от политической конъюнктуры. Что же касается моих политических современников, то я бы избегал таких серьезных заявлений, в которых содержится слово "предательство". Политическая борьба, которая ведется в Украине и так уже слишком обострилась. И следовало бы в этой ситуации вести себя более толерантно. И еще, как показывает нам история, обвинения в предательстве не всегда являются заслуженными. Бывает так, что это больше субъективные оценки, а не рациональные и достаточно обоснованные. Тут всех рассудит лишь история. Хотя и история не всегда может достаточно объективно это сделать, что ярко иллюстрирует нынешний статус "предателя" Иеремии Вишневецкого.

Виктор КОТИГОРЕНКО, Институт политических и этнонациональных исследований НАН Украины:

— Для меня предательство и в политических, и в межличностных отношениях имеет одно и то же измерение — это когда люди декларируют одни цели и характер отношений, а в конечном счете поступают иначе, руководствуясь какими-то временными интересами.

Если говорить о том, что кто-то предал кого-то в "оранжевой" команде, то вряд ли есть основания для подобных утверждений. Потому что "оранжевая" команда никогда не была, собственно, командой. Это был ситуативный союз людей с разным виденьем будущего страны и, главное, с разными бизнес-интересами. И когда они оказались во власти, когда исчез общий "враг", эти различия и привели к тому, что они разошлись по разным "квартирам". Потому что у той группы политиков, которые объединились против Кучмы, не было виденья общих программ и преобразований в стране. Потому что концептуальные подходы у Ющенко одни, у Юлии Владимировны — другие, у Мороза — третьи. То есть, здесь говорить о предательстве просто невозможно. У них просто не было общей платформы для дальнейшей деятельности. Эту платформу еще только предстоит вырабатывать.

Украинский вариант статьи

начало | архив | темники | политреформа | референдум | RSS 2.0