Выборы 2006 – грубые нарушения Конституционных прав граждан

 

Манипуляции с демократией

начало | архив | темники | политреформа | эксклюзив от ГУИП | референдум | RSS 2.0
  16.06.2024
  Статьи

Версия для печати


Больше открытости — меньше проблем

Александр Терехов,

"2000" (10.-16.02.06),

10.02.06

В ходе рабочей поездки по Киевской области, отвечая на вопрос граждан о намерении построить хранилище ядерных отходов в Украине, спикер ВР Владимир Литвин подчеркнул: "люди обеспокоены таким решением", поэтому парламент "не допустит этого".

В трех последних выпусках "2000" обращались к теме соглашения, подписанного между компанией Holtec International и НАЭК "Энергоатом" о создании хранилища для отработанного ядерного топлива в зоне отчуждения Чернобыльской АЭС.

По мнению редакции, принятие подобного решения и подготовка к нему проходили недостаточно открыто. Это впечатление усиливалось по мере того, как затягивалось молчание официальных организаций на наши публикации и редакция не получала ответы на свои запросы. К тому же с резко критическими оценками западной научной общественности продукции Holtec International украинцев тоже не ознакомили.

К сожалению, подписание данного договора оказалось неожиданностью не только для журналистов. На просьбу прокомментировать этот факт в отделе радиационной безопасности и медицинских проблем аварии на ЧАЭС Минздрава нам ответили следующее:

"Комментировать нечего, потому что мы ничего не знаем. По действующему законодательству основная регуляция всего процесса обращения с радиоактивными отходами относится к сфере деятельности Комитета ядерного регулирования Украины. Мы контролируем непревышение показателей безопасности дозовых нагрузок на персонал и причастных к этому сотрудников.

Никакие документы по подписанию соглашения и по его проектам через нас не проходили. Мы не можем излагать позицию госучреждения, опираясь на чьи-то слова. Видимо, при подписании договора посчитали, что достаточно согласований с теми компетентными структурами, которые участвуют в производственном процессе. Так уж сложилось, что Минздрав всегда оказывается броневым щитом Родины. Если что-то случается, врачам говорят: шагом марш на баррикады!

Но есть еще один нюанс. Если разговор идет только о протоколе намерений — это одно, когда же о конкретном проекте — совсем иное. И третье — если речь идет о готовом объекте. Предметно говорить можно только тогда, когда нам станет доподлинно известно, что же там будет.

Тридцатикилометровая зона в Чернобыле сама по себе очень интересна, но она далеко не однородна. Как вариант можно рассматривать десятикилометровую территорию, которую мы могли бы использовать как производственную площадку, а все остальное сделать как бы буферной зоной заповедника. Но принципиально надо исходить из того, что площадка находится в верховьях Днепра. К тому же не надо забывать, что появляются новые технологии, материалы, которые могут быть использованы при строительстве.

Пока же нет документа, который можно было бы предметно обсуждать: отвечает ли он действующим нормативным актам или нет?

К нам обращается много общественных организаций с вопросом: кто вложил в уста Президента слова о хранении отработанного топлива? Мы честно ответили: это не входит в нашу компетенцию. Какие у него могли быть ассоциативные ряды и почему они возникли, это надо спрашивать у Президента и его советников. Возможно, это касается и Совета национальной безопасности. Такие вопросы прежде всего должны прорабатываться на вышестоящем уровне, а потом уже спускаться для детальных проработок на остальные уровни".

Редакция попыталась прояснить ситуацию с соглашением во время "горячей линии" Кабмина. 7февраля на вопросы граждан и журналистов отвечала председатель Государственного комитета ядерного регулирования Елена Николайчук. Благодаря ее открытости проблемы, стоящие перед украинской атомной энергетикой, стали более понятны.

— Почему соглашение подписано без обсуждения с Кабмином, Верховной Радой, общественностью?

— Может быть, действительно "Энергоатом" слабо ведет публичную работу. До распада Советского Союза была схема, по которой отработанное ядерное топливо отправлялось в Россию. Оно перерабатывалось, и к нам возвращались отходы, которые по сути требуют такого же отношения, как и отработанное топливо. Надо строить хранилище в глубоких геологических формациях, где нет грунтовых вод. Выходит, мы платим существенные суммы за переработку, но это не избавляет нас от затрат на строительство хранилища для отходов переработки. Многих, конечно, успокаивает, что радиационные материалы хотя бы некоторое время находятся за пределами страны.

В середине 90-х ситуация стала меняться. Стали подавать свой голос экологи, вмешались экономические факторы, были периоды, когда Россия не хотела принимать отработанное топливо, и назывались совершенно немыслимые суммы.

Как реакция на это Запорожской АЭС — самой большой нашей станции — там решено было построить такое хранилище на своей площадке. Они избрали путь, по которому идут многие страны, и здесь нет ничего уникального. Такое же решение приняли, к примеру, чехи. Строится приповерхностное долгосрочное хранилище, рассчитанное на 50—100 лет, где топливо сохраняется, медленно остывая. Сооружается в надежде, что ученые создадут технологию переработки, когда бы не оставалось отходов во время этого процесса, которые опять же надо надежно сохранять.

Запорожское хранилище возведено, имеется уже пятилетний опыт его эксплуатации. Комитет раньше времени — через пять, а не десять лет, как того требуют нормативные документы, произвел оценку его безопасности. Сейчас рассматриваем полученные от запорожцев материалы.

Но по прежней схеме еще работают Южно-Украинская, Ровенская и Хмельницкая АЭС. Некоторое время топливо остывает на станциях, после чего отправляется в Россию на переработку, а оттуда возвращаются ее отходы.

Все время ведутся переговоры по данным вопросам, и, как правило, цена за переработку повышается. Видимо, на фоне этих событий "Энергоатом" начал задумываться о целесообразности такой схемы, когда все равно придется вкладывать средства в хранение отходов. Нельзя исключать и того, что могут осложниться отношения с соседями или экологи станут ложиться под колеса составов. Могут возникнуть проблемы.

Но не строить же хранилища на каждой АЭС! Решено пойти другим путем — соорудить одно для всех.

Эта история очень давняя. В конце 90-х — начале 2000-х годов было поручено проектировщикам и ученым определить, где его возводить. Как того требует законодательство, предлагалось три варианта.

К сожалению, я тоже пытаюсь и не могу понять, как этот вариант выбирался. Но будьте уверены, поскольку мы отвечаем за данный сектор, обязательно докопаемся до этого. В принципе на этапе выбора площадки уже должны быть консультации.

Дело в том, что мы не можем найти у себя материалов, что проводилось специальное согласование. В период 2003 — 2004 годов я не работала. В сущности выбор площадки в первую очередь должен пройти экологическую экспертизу.

— Может ли подобное строительство начаться без согласования с парламентом?

— В стране действует прекрасный защитный механизм. Верховная Рада приняла закон "О порядке принятия решений", который предусматривает, что для начала любого подобного проекта на последнем этапе необходимо согласие ВР. Перед этим должно проводиться не только общественное обсуждение, местные референдумы, но и экологическая экспертиза и т. д.

Сегодня начать это строительство без всех этих процедур невозможно. Насколько я знаю, заключенное соглашение предполагает два этапа. На первом Holtec с помощью "Энергоатома" в течение года должен пройти все эти круги, в том числе и проведение референдума.

Мне сложно говорить, почему выбрана данная площадка, я не видела этих документов. Они, безусловно, будут представлены общественности. Какие площадки рассматривались? Почему предпочтение отдано именно этой? Общественность получит возможность задать вопросы. У меня как у специалиста они тоже возникают. Есть разные факторы. Во-первых, площадка должна быть достаточно надежной с геологической точки зрения. Я пока не знаю, какая именно имеется в виду, половину информации по этому поводу получаю из "2000".

Считать началом

Отрадно, что наши статьи привлекли внимание не только рядовых читателей, но и специалистов. Слова председателя Госкомитета ядерного регулирования лишь подтверждают, что мы были недалеки от истины, когда утверждали, что договор стал неожиданностью для многих украинцев. И даже нерядовых.

В ходе рабочей поездки по Киевской области, отвечая на вопрос граждан о намерении построить хранилище ядерных отходов в Украине, спикер ВР Владимир Литвин подчеркнул: "люди обеспокоены таким решением", поэтому парламент "не допустит этого".

Возможно, снимут напряжение читателей заверения Елены Николайчук: "Хочу успокоить вас: безусловно, когда будет идти речь о строительстве объекта, провести документ мимо комитета будет невозможно. У нас сегодня достаточно неплохое законодательство, которое защищает интересы людей".

Поскольку, судя по комментариям специалистов, строительство хранилища предполагает предварительное общественное обсуждение, будем считать публикации в "2000" их началом. Предлагаем всем нашим читателям высказаться по данному вопросу.

начало | архив | темники | политреформа | референдум | RSS 2.0