Выборы 2006 – грубые нарушения Конституционных прав граждан

 

Манипуляции с демократией

начало | архив | темники | политреформа | эксклюзив от ГУИП | референдум | RSS 2.0
  16.06.2024
  Статьи

Версия для печати


Чем закон о телевидении и радиовещании вредит демократии в Украине

Л.Кравчук,

День,

21.02.06

Опыт принятия закона (о телевидении и радиовещании-РЕД.) свидетельствует: все ветви нашей сегодняшней власти оказались несостоятельными самостоятельно создавать законодательство, отвечающее демократическим европейским критериям.

12 января нынешнего года Верховная Рада Украины приняла Закон "О внесении изменений в Закон Украины "О телевидении и радиовещании". Принятие этого закона вызвало практически единодушную негативную реакцию украинской общественности. Конечно, самыми активными были представители электронных СМИ, которых этот закон непосредственно касается. Его подвергли разгромной критике участники украинского телевизионного рынка на встрече 2 февраля, которую я инициировал. Вообще, при довольно большом количестве публикаций на эту тему в СМИ я не могу вспомнить ни одного положительного отзыва. Закон осудили и рекомендовали Президенту наложить на него вето правозащитные организации: Украинский Хельсинский союз по правам человека и Институт медиа-права. С такими же оценками и предложениями выступили Министерство юстиции и Государственный комитет телевидения и радиовещания. Сам я в открытом письме обращался к Президенту Украины с призывом применить к закону право президентского вето.

Несмотря на это, Президент Виктор Ющенко 10 февраля все-таки подписал новую редакцию Закона "О телевидении и радиовещании". Хотя одновременно он поручил премьер-министру обеспечить подготовку законопроекта о внесении изменений в этот закон, не конкретизируя при этом, о чем именно идет речь. Итак, на сегодняшний день не известно, в какую сторону будет изменен этот закон, и будет ли он изменен вообще. А тем временем это уже действующий закон, и как таковой он уже сегодня вредит интересам Украины.

Тележурналисты и правозащитники обращают внимание на то, что главная опасность закона — в общих антидемократических тенденциях, которые в нем заложены. Под видом так называемой новой редакции произошла смена философии регулирования деятельности в сфере СМИ. Старый закон регулировал лицензирование права использования канала вещания, отныне же лицензируется право вещания, т.е. содержание и форма вещания, а тем самым — творческие права производства и распространения программ. Т.е. создается ситуация, при которой государственный орган в виде Национального совета по вопросам телевидения и радиовещания получает право "лицензировать сбор, выработку и распространение информации", что противоречит базовым принципам свободы слова. Из текста новой редакции закона даже вычеркнуты такие понятия как "журналист" и "корреспондент".

Принцип свободы слова нарушается также положениями об обязательном предоставлении информации об "официально обнародованной каким-либо образом позиции всех представленных в органах власти политических сил", о "мотивированном" вмешательстве органов власти или местного самоуправления в сферу профессиональной деятельности телерадиоорганизаций, о фактическом запрещении политической рекламы.

Вообще, создается впечатление, что одной из главных целей закона было установление неограниченной бюрократической диктатуры Нацсовета по вопросам телевидения и радиовещания, предоставление ему, вопреки Конституции, полномочий "единственного органа государственного регулирования" аудиовизуальных средств массовой информации. Нацсовет может своевольно распределять и аннулировать лицензии, поскольку основания для этого в законе чрезвычайно широкие, или не имеют точного определения, т.е. под них теоретически может подпасть подавляющее большинство передач и практически все телерадиокомпании. Понятно, какие возможности для коррупции возникают при этом. Неограниченные возможности для коррупции создает еще один пункт закона, согласно которому статус областных государственных телерадиокомпаний может быть изменен только на статус общественных ТРО, созданных физическими и юридическими лицами с целью удовлетворения информационных потребностей населения. Ведь эта норма фактически узаконивает механизм скрытой передачи государственных телерадиокомпаний в частные руки.

Но едва ли не самую большую опасность составляют положения закона, определяющие языковую политику на телевидении и радиовещании. Так, одна из статей закона гласит, что для общенациональных каналов, независимо от формы собственности, доля эфирного времени, когда вещание ведется на украинском языке, должна составлять не менее 75 процентов от общего объема вещания. Другая статья вообще обязывает каналы осуществлять 100-процентное дублирование всех фильмов и радиопередач на государственном языке. Иначе говоря, даже титрование русскоязычного продукта украинскими субтитрами становится незаконным.

Авторы закона якобы руководствовались желанием поддержать развитие и сферу функционирования украинского языка в государстве. Но предложенные методы могут лишь навредить этой цели. Подумали ли авторы закона о том, что будет ощущать русскоязычный гражданин Украины, когда его лишат возможности слышать речь любимых актеров? И не только русскоязычный: русский мы знаем все, и каждый украинец со здравым умом отдаст преимущество живому голосу Смоктуновского или Ульянова, а не неуклюжему переводу. Практически вытесняя русский язык с радио и телевидения, закон грубо нарушает права русскоязычных граждан и тем самым прямо противоречит статье 10 Конституции Украины, гарантирующей свободное развитие, использование и защиту русского и других языков. Можно ожидать в ответ справедливого возмущения русскоязычных граждан, т.е. рост напряжения и повышение уровня конфликтности в обществе.

Принятие этого закона будет противоречить также международным обязательствам Украины. Хочу в связи с этим напомнить, что Украина уже много раз подвергалась критике со стороны международных организаций именно в связи с ее языковым законодательством. Так, даже значительно более мягкие нормы относительно языка вещания в прежней редакции закона подверглись жесткой критике в выводах Совещательного комитета из Рамочной конвенции по защите нацменьшинств Совета Европы, которая была принята 1 марта 2002 г., а также в резолюции Комитета Министров Совета Европы в 2003 г. В тех же документах отмечалось как позитив, что реальная практика в Украине более демократическая, чем закон, и власть призывали приблизить закон к этой практике.

В 2003 г. ПАСЕ приняла два документа, в которых призывала все страны СЕ вообще отказаться от любой языковой регламентации в частных СМИ. В одной из этих рекомендаций существует требование отменить установление любых языковых квот для частных телерадиокомпаний как "противоречащих 10-й статье Европейской Конвенции прав человека, как было доказано Европейским Судом по правам человека". При принятии последней рекомендации Украина подвергалась очень жесткой критике со стороны всех стран, присоединившихся к рамочной конвенции о правах нацменьшинств, за тенденцию к 100% украинизации эфира. Как указывалось в докладе, во всех других государствах-участницах конвенции аналогичная регламентация либо отсутствовала, либо была намного более мягкой. Кстати, в Европе — в частности, Европейским судом — под свободой распространения информации подразумевается не только содержание информации, но и ее форма, включая и язык.

Таким образом, во многих своих положениях новая редакция закона о телевидении и радиовещании противоречит Конституции Украины, а также ратифицированным ею международным нормативно-правовым актам, в частности — Конвенции о защите прав человека и основных свобод, Конвенции о трансграничном телевидении, Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств. Добавим, что окончательный текст закона не проходил никакой экспертизы международных организаций, а рекомендации международной организации Артикль 19, добавленные к тексту, принятому в первом чтении, не были учтены.

Как это можно расценить? Тогда как руководство Украины так настойчиво повторяет тезисы о нашей европейскости, о стремлении к полноправному вхождению в Европу, Верховная Рада принимает, а Президент подписывает закон, который ведет нас в сторону, совершенно противоположную европейским ценностям.

Президент, подписывая Закон, поручил подготовить к нему изменения. Но я полностью соглашаюсь с высказанным на встрече мнением руководителей телерадиокомпаний относительно того, что эта редакция неприемлема в принципе и не может быть доработана. Единственный выход — разработка нового законопроекта.

Опыт принятия этого закона свидетельствует: все ветви нашей сегодняшней власти оказались несостоятельными самостоятельно создавать законодательство, отвечающее демократическим европейским критериям. Это тот случай, когда мы нуждаемся в помощи международных организаций, которую они нам любезно предлагают.

Руководители телерадиокомпаний выступили с инициативой обратиться в Совет Европы с просьбой провести экспертную оценку норм новой редакции Закона "О телевидении и радиовещании". Я полностью поддерживаю эту инициативу и намереваюсь ее реализовать.

Украинский вариант статьи

начало | архив | темники | политреформа | референдум | RSS 2.0