Выборы 2006 – грубые нарушения Конституционных прав граждан

 

Манипуляции с демократией

начало | архив | темники | политреформа | эксклюзив от ГУИП | референдум | RSS 2.0
  20.06.2024
  Статьи

Версия для печати


Прокуроры — соучастники смертельной кинокомедии

Нина Рыкова,

"2000" (10.-16.02.06),

10.02.06

Такую смелость позволить себе могут только прокуроры, после них — еще сотрудники СБУ. Больше никто в Украине не рискнет так демонстративно встать выше Конституции и прочих законов.

Такую смелость позволить себе могут только прокуроры, после них — еще сотрудники СБУ. Больше никто в Украине не рискнет так демонстративно встать выше Конституции и прочих законов. Причем делать это даже вопреки должностным инструкциям и уставам. Делать во всей красе цветного "документального" фильма.

Анонсирование этого служебного злоупотребления несколько дней приманивало телезрителей канала СТБ, обещая в воскресенье, 5 февраля, представить журналистское расследование убийства журналиста Игоря Александрова — фильм "Смертельна угода". Странным показалось уже само двусмысленное название как некий намек (может, журналист погиб от того, что с кем-то не ту сделку совершил?). Оказалось, имя Александрова — всего лишь "мормышка".

Кратко авторский замысел был построен на таком сюжете. Летом 2001 г. в Краматорске случайного бомжа (Юрия Вередюка) случайный прохожий Игорь Благов (транзитный мошенник из Латвии) сумел уговорить за небольшие деньги побить адвоката в Славянске (на самом деле Игоря Александрова). Сам подстрекатель якобы мог на этом заработать 20 тыс. долл. Столько обещал заплатить латышу Игорь Криволапов (начальник уголовного розыска Краматорского РОВД). В те дни полным ходом шло расследование убийства тележурналиста. Местным правоохранителям нужно было найти преступника, иначе ожидались оргвыводы. Подполковник Криволапов через друга детства познакомился с Благовым (тот вызвался подыскать подставного "убийцу"). Все началось хорошо: после "инструктажа" бомжа "сдали" — и вскоре начался суд.

Закончилось все значительно хуже. Суд оправдал бомжа за недоказанностью его вины. Возникла опасность, что Вередюк может "проболтаться". Тогда, как показывает фильм, группа правоохранителей (Игорь Криволапов, Александр Герасименко, Альберт Винничук и Сергей Шломин) реализовали план ликвидации всего, что могло свидетельствовать о том, как они "раскрывали" громкое убийство. Бомж внезапно умер, латыш пропал. В 2003 году следствие добралось до якобы обиженного на тележурналиста славянского предпринимателя Александра Рыбака (его фирма "Укрлига" не раз упоминалась в разоблачительных передачах И.Александрова). Его "оборотни" вроде бы пытались шантажировать (требуя 100 тыс. долл.). Вскоре после ареста (осенью 2003 г.) Рыбак на допросе рассказал об угрозах милиционеров. Тем не менее предприниматель со своими сообщниками пошел под суд по обвинениям в 11 эпизодах (суд сейчас идет в Луганске).

Находясь в СИЗО, Александр Рыбак якобы по телефону попросил Сергея Шломина передать ему тот самый яд, которым отравили бомжа. Мол, надо убрать болтливого сообщника. Так следствие и потянуло ниточку. Отравители были арестованы, сейчас их обвиняют в смерти бомжа и других преступлениях.

...С первой минуты трагедия была подана в жанре комичного детектива, хотя смеяться почему-то совсем не хотелось.

На экране некий косоглазый мужичонка "Вередюк" старательно инсценировал страницы уголовного дела (слонялся в парке, допивая остатки пива). А в это время некто за кадром с интонациями знаменитого гособвинитетеля Юрия Балева (в 2002 году он требовал для бомжа 7 лет тюрьмы), ныне начальника управления по поддержанию гособвинения в судах Донецкой облпрокуратуры, повествовал о мытарствах дважды судимого бомжа, мечтавшего зажить на воле по-человечески. Денег не было, но вдруг появилась надежда ("...собирая бутылки, "Вередюк" услышал, как прохожие живо обсуждают версии убийства журналиста..."). И это в пустынном парке соседнего города? Дальше — все дальше от версии, закрепленной оправдательным приговором суда 17 мая 2002 г.

Лишь один эпизод из комедии. Искуситель-подстрекатель Игорь Благов приметил бомжа на лавочке в парке (таков в фильме зачин преступления). А когда-то в суде Вередюк говорил о другом месте их знакомства — рынке Краматорска, что зафиксировано в массе следственных документов.

Для чего же искажать факты? Для интриги киношной? Когда замелькали кадры "реконструкции" произошедшего, сомнений не осталось: зрителям представили иную хронику событий. Какую — истинную или инсценированную?

Думаю, тут третий вариант: это версия заказчика, что пояснил сам же создатель фильма в финальных титрах (поскромничал это сделать в его начале). Читаю — консультанты ого-го! Мой шок от любительства автора моментально улетучился: уж такие "столпы" законности — СБУ, МВД, ГУ УБОП МВС — знают, какой фильм поддерживать.

Выходит, и самим спецам с экспертами такое кино тоже в подмогу? Имиджа им не хватает или финансы на агентуре решили сэкономить? А как же репутация самого Генпрокурора Александра Медведько? Ведь он лично участвовал в расследовании "вередюковского периода". И лично бомжа допрашивал! Зачем подчиненные так вот — о тяжких последствиях былого труда своего начальника?..

Увы, не было в фильме никакого расследования, хотя совпадение имен и событий не случайно. По прошествии 5 лет обычный телезритель утратил возможность и желание понимать рапорты очередного поколения прокуроров об очередном раскрытии этого резонансного убийства. А тут еще мистика: закадровый текст идет от... имени духа Вередюка. Реинкарнация стала возможна благодаря служебному рвению следователей ГПУ и СБУ, чьими голосами вслух размышляет "Вередюк".

По фильму бомж — герой второго плана. Главные герои — офицеры-силовики Игорь Криволапов, Александр Герасименко, Альберт Винничук и Сергей Шломин. Скоро они могут предстать перед судом, а пока пребывают под арестом в СИЗО №13 г. Киева. В фильме они — исполнители злодейского отравления подставного "киллера"-бомжа. Для убедительности подмонтирована и оперативная съемка (с указанием даты записи) допросов, выкапывания гроба с телом Вередюка и прочие факты, являющиеся тайной следствия. Все это ради того, чтобы зритель ужаснулся и все запомнил.

Причастность важных особ к такого рода "кинодокументалистике" можно было бы принять, если бы не серьезное табу. Уже второй год в Луганске идет суд, на скамье подсудимых вместе со своими сообщниками сидит Александр Рыбак. До оглашения приговора далеко. То есть суд еще не установил роль Рыбака в истории с убийством Александрова. А "киношные" прокуроры уже все знают и без его решения: Александр Рыбак попал "на удочку" вымогателей.

Еще более лихо проводят свое кинорасследование следователи, инсценируя деяния Криволапова, Герасименко, Винничука и Шломина, хотя их пока не усадили на скамью подсудимых.

К слову, автор фильма, журналист Руслан Городничий, забыл свое обещание, данное славянским коллегам Александрова. Так что ни они, ни вдова фильма не увидели. А чем поможет такое кино адвокату Валерию Коновалову (он представляет интересы потерпевшей Людмилы Александровой в судебном процессе, ныне идущем в Луганске)?

Валерий Коновалов: "Такой фильм был бы актуален года три назад. Если, конечно, речь об Александрове. Сегодня же ничего, связывающего историю Вередюка с ныне идущим в Луганске судом, я в фильме не увидел. Фильм "вырвал" одно лишь звено из всей цепи событий. Я мысленно задаю автору главный вопрос: "А кто же все-таки совершил убийство Игоря Александрова?" Александр Рыбак присутствует в фильме как жертва вымогателей и шантажистов, якобы заинтересованных в убийстве журналиста. И это все о нем. Как дальше сложилась судьба этого человека, автор умалчивает. Мельком показано, как Александр Рыбак вроде помогал следствию вывести на чистую воду "оборотней" в погонах. Таким образом, следствие получило нужное доказательство, а "отравители" были арестованы. В фильме Александров — всего лишь потерпевший. Ничего о нем как о значимой в регионе личности, авторитетном журналисте нет. За кадром остались и мотивы заказного убийства. Фильм, думаю, должен был показать, как донецкая милиция раскрывала преступления, чтобы ее руководство не "потеряло" своих кресел. Впрочем, документальность в фильме "хромает". Между прочим, это мало кто знает: после публикации в газете "Факты" рассказа Александра Калифицкого об отравителях— подельниках Рыбака и истории с передачей в СИЗО яда Александр Рыбак сделал заявление в суде о своей непричастности к этому замыслу".

Кстати, другой адвокат, Сергей Лопатин, сообщил мне: "20 февраля в Шевченковском суде г. Киева должно состояться рассмотрение иска моего подзащитного Игоря Криволапова к газете "Факты" и автору публикации Марии Васыль ("В пакет с апельсиновым соком...", 30 апреля 2005 г.), где он фигурирует как организатор тяжких преступлений. Аргумент истца — нарушение презумпции невиновности. К слову, а вы знаете, что этот фильм крутили уже третий раз?!"

Почему же законники-следователи стали позволять себе таким оригинальным способом рапортовать о выполнении служебных функций? А потом телеканалам приходится давать опровержения (чего добился через суд Павел Лазаренко). Это кино явно служебное — "лепит" общественное мнение и в завуалированной форме оказывает давление на предстоящий суд. Есть и другое предположение. Эта "кинодокументалистика" похожа на пролог суда в режиме закрытости (как и по делу Гонгадзе), что тоже вполне вероятно.

И еще — о том, что позволено Юпитеру, быку и Генпрокуратуре. Недавно "2000" (см. "Второй год суда" от 27 января 2006г.) писали об ошибочности версий убийства Александрова, когда следователь ГПУ Александр Калифицкий обвинил в "голословной говорливости" свидетелей по делу подсудимого Александра Рыбака — Олега Солодуна и Михаила Сербина. А Солодун ответил со страниц польской газеты Tygodnik Powszechny. Это уже не смешно — в заочных дебатах раскрывать тайну следствия двух уголовных дел сразу.

Оказалось, от перепалки отчасти пострадал еще и и. о. министра МВД Юрий Луценко. Я его попросила прокомментировать данный правовой конфликт: грозит ли суд его подчиненному? Луценко мне ответил: "Я вам сообщу то, что мне известно на сей момент. Я дней десять назад получил предупреждение от Генерального прокурора о недопустимости разглашения материалов следствия, а также широких комментариев, которые допускают Сербин и Солодун в этом деле. Я сделал предупреждение своему подчиненному — начальнику Краматорского горотдела Солодуну. Он его усвоил. С его стороны никаких комментариев (публичных, непубличных) по этому делу быть не должно. С другой стороны, кто там виноват? Если есть желание подать в суд, пожалуйста. Но если Генпрокуратура считает, что заявления моего подчиненного близки к нарушению интересов следствия, естественно, я его остановил и сделал предупреждение. Аналогичные дела у нас иногда случаются. И в данном случае я думаю, что прокуратура слишком широко комментирует это дело, которое находится еще далеко на пути к завершению. Я всегда стараюсь, чтобы милиция давала интересующую общество информацию. Но, очевидно, здесь была перейдена та невидимая, но очень важная грань, когда было допущено уже трактование и забегание вперед. Мне кажется, это нельзя делать ни в коем случае".

Увы, Юрий Витальевич сделал устное внушение Солодуну еще до того, как лично прочел то интервью Александра Калифицкого (его распечатку я передала и. о. министра на пресс-конференции в Донецке 4 февраля с. г.). Предупредил, а за что? Если суд над Александром Рыбаком идет второй год, а Игорь Криволапов уже получил обвинительное заключение, то какое же дело, "которое находится еще далеко на пути к завершению", имел в виду Луценко?

начало | архив | темники | политреформа | референдум | RSS 2.0