Выборы 2006 – грубые нарушения Конституционных прав граждан

 

Манипуляции с демократией

начало | архив | темники | политреформа | эксклюзив от ГУИП | референдум | RSS 2.0
  25.05.2024
  Статьи

Версия для печати


Президент планеты Земля?

Александр Гвоздев,

Наша газета+,

18.02.06

Год пребывания Виктора Ющенко в должности четко засвидетельствовал — он очень хотел заполучить Украину себе в управление, но не представлял и не представляет, что, собственно, с ней делать.

...Украина как независимое государство состоялась какой-нибудь год назад, а до этого была всего лишь "бывшей советской республикой с неуверенным политическим лицом и неопределенным будущим". Так считает Виктор Ющенко, намекая тем самым, что уверенность в "лице" нашей страны, равно как и "определенность" в будущем появились только с его приходом на президентскую должность. Спору нет — смелая позиция, откровенно граничащая с избыточной самоуверенностью (если не сказать — самовлюбленностью), но это для Виктора Андреевича — явление привычное. Так же, как привычна его манера говорить много и ни о чем, что он в очередной раз продемонстрировал 9 февраля, выступая с ежегодным посланием к Верховной Раде о внутренней и внешней политике Украины.

Общая тональности речи — как по исполнению, так и по стилю изложения — была убаюкивающей с явно выраженными примиренческими нотками, адресованными идеологическим противникам, которые "обрамляли" выступление Виктора Ющенко:

"...мы принадлежим, возможно, к разным ветвям власти и имеем разные идейные вкусы. И хотя это отличает нас, но не делает противниками... Поэтому довольно ссориться. Работы хватит всем" (начало послания);

"Убежден, позиция всех политических сил должна быть отображена в политическом процессе. Не может так быть, чтобы оппозиция, политическая сила, за которой стоят соответствующие группы общественных интересов, была исключена из политического диалога и наслаждалась лишь критикой других" (середина);

"Государство нуждается в новой объединительной идеологии. Ею уже не может быть борьба за независимость или свободу, борьба с режимом или еще какая-либо борьба. Вообще ею не может быть что-либо, связанное со словом борьба. Сегодня должны вылезть из окопов, сложить оружие и подать друг другу руки" (окончание).

Заявка вроде правильная, но любопытна мотивация — с чего бы это Президент, еще год назад резко заявлявший, что он не признает в качестве оппозиции политические силы и политиков, бывших при власти во времена Леонида Кучмы, и грозил им всевозможными карами, решил столь кардинально пересмотреть свои взгляды?

Может, потому, что перед ним отчетливо забрезжила перспектива оппозиционной же коалиции в Верховной Раде нового созыва и, соответственно, "непрезидентского" правительства, с которым ему придется сосуществовать в ближайшие четыре года?

Не исключено и даже вероятно. Перед Виктором Андреевичем стоит непростой выбор — или "включать" административную машину на полную мощность и обеспечивать "оранжевое" большинство в парламенте, или вживаться в столь нехарактерный для него образ "голубя мира".

В первом случае он сильно рискует своей международной репутацией, а значит, зарубежной поддержкой. Что в совокупности с падением популярности Ющенко внутри страны может без преувеличения стоить ему кресла — досрочные президентские выборы не так уж трудно организовать, как кажется на первый взгляд.

И Запад здесь вряд ли поможет — Брюссель и (особенно) Вашингтон, безусловно, заинтересованы в том, чтобы держать под контролем наше стратегически важное государство посредством лояльного к ним руководства, но все-таки требуют от последнего соблюдения минимума внешних приличий, объединенных под условным названием "демократические ценности".

Поэтому Виктору Андреевичу не остается ничего иного, как скрепя сердце посылать предварительные сигналы тем, кого он еще вчера откровенно игнорировал:

"Наши граждане, как на востоке, так и на западе, под разными флагами доказали миру, что являются народом, способным определять не только свою историю, но и мировую.

...Сложилась ситуация, когда юг и восток Украины уже не могли без России, а запад спал и грезил Европой. Киев превратился в центр борьбы за власть. И так продолжалось, пока народ не объединился и не решил судьбу своего государства".

В этом предложении вся эклектическая сущность Ющенко-Президента. Он пытается совместить то, что должен говорить как глава государства, т. е. — объединяющая фигура ("граждане как на востоке, так и на западе"), с тем, что соотносит лично с собой ("способным определять не только свою историю, но и мировую").

Ведь говоря об "определении мировой истории", Виктор Андреевич имел в виду лично себя, поскольку до него, как уже говорилось выше, и истории-то в Украине никакой не было. А тут — поменялся президент и сразу не то что свою — мировую историю творить начали (в чем состоит суть творения, конечно же, не объясняется).

Да так, что события полуторагодичной давности интерпретируются уже не как разделение народа на почве симпатий к двум основным кандидатам в президенты, а как "объединение" ради "решения судьбы своего государства". Прямо по Оруэллу — "Мир — это война"...

Данные цитаты — не единичные образцы подобного мышления, зафиксированного в президентском послании парламенту:

"По территории Украины сегодня проходит передовая линия глобального развития государственного управления и современных демократических институтов. Мы можем стать примером для всего прогрессивного человечества в формировании новой демократии".

На последнюю фразу стоит обратить особое внимание — Ющенко в своем неуемном стремлении быть "впереди планеты всей" пришел к термину "новая демократия", концепция которой, надо полагать, будет сформулирована им лично, дабы стать "примером для всего прогрессивного человечества".

Так что Украиной мессианская роль Виктора Андреевича, судя по всему, не ограничится — он собрался весь земной шар научить "развивать государственное управление и современные демократические институты", подтверждением чему — следующая цитата, которая в печатном варианте послания отстает от вышеизложенной на четыре страницы, но суть все та же, только с усиленными акцентами:

"Убежден: именно Украине исторически предопределено стать основой интеграционных процессов в регионе Центрально-Восточной Европы, стабильность которого является важной не только для континента, но и для целого мира".

Удивительно, но не прозвучало ни слова, ни полслова аргументации — на основании чего делаются такие далеко идущие прогнозы планетарного масштаба. Как не рассказал Виктор Андреевич народным депутатам и о том, консультировался ли он с главами государств и правительств Центрально-Восточной Европы на предмет того, согласны ли они на региональное лидерство Украины (и, соответственно — на следование в ее фарватере), или, может, считают свои страны более подходящими на эту роль.

Хотя нечто подобное все-таки прозвучало, но лучше бы Виктор Андреевич этого не говорил:

"... почему к Украине приковано такое внимание других стран?

...В этой стране человеческая свобода — не просто слово, это высшая ценность, которая объединяет нации и определяет философию власти..."

Если исходить из логики фразы, то получается, что Украина — это "луч света" в мировом "темном царстве", место где "человеческая свобода — не просто слово, это высшая ценность". Выходит, в других странах ничего подобного нет и поэтому они с такой надеждой взирают на официальный Киев (читай — на Ющенко), который "приковывает к себе внимание"?

Все это выглядело бы наивно и смешно, если бы подобные откровения не звучали из уст человека, облеченного высшей государственной властью. И уж коль он считает возможным подобные суждения выражать публично, то возникают сильные сомнения относительно, мягко говоря, адекватности оратора, а отсюда — опасения за судьбу страны и ее граждан.

И этот вывод базируется не только на вышеизложенных цитатах и послании Президента парламенту в целом, 23-страничный текст которого изобилует нестыковками, алогизмами, а то и откровенной абсурдностью изложенного.

Год пребывания Виктора Ющенко в должности четко засвидетельствовал — он очень хотел заполучить Украину себе в управление, но не представлял и не представляет, что, собственно, с ней делать. Отсюда все это нагромождение формулируемых им мифов, в которые он хочет заставить поверить не только Украину, но и весь шар земной. На политическом арго это называется популизмом, о котором Виктор Андреевич тоже не преминул упомянуть:

"Я верю, что в конце концов мы начнем в государстве новый тип общественного диалога и оставим позорную практику политического популизма".

Увы, но в продолжение этого утверждения так и не прозвучало:

"Обещаю начать этот процесс с себя..."

начало | архив | темники | политреформа | референдум | RSS 2.0