Rated by MyTOP
 

Выборы 2006 – грубые нарушения Конституционных прав граждан

 

Манипуляции с демократией

начало | архив | темники | политреформа | эксклюзив от ГУИП | референдум | RSS 2.0
  31.05.2020
  Статьи

Версия для печати


О "спекулянтах" и "политиканах"

Сергей Лозунько,

"2000" (24.-30.03.06),

24.03.06

Нынешняя власть строит не государство для людей, а пытается "строить" людей во имя государства — того государства, которое "оранжевые" замыслили для/под себя.

Кто и почему боится русского языка?

Нынешняя власть строит не государство для людей, а пытается "строить" людей во имя государства — того государства, которое "оранжевые" замыслили для/под себя.

Это доказано практикой последнего времени. В частности — в такой немаловажной, волнующей миллионы граждан Украины сфере, как языковая.

Чего хотят Крым и Харьков

Все попытки актуализировать вопрос русского языка сводятся властью к "спекуляциям" и "манипуляциям". А то и вовсе к антигосударственной практике "пятой колонны" — численность которой, судя по опросам, свыше половины населения Украины!..

22 февраля Совет Крыма решил провести консультативный референдум о предоставлении русскому языку статуса второго государственного. Ющенко в ответ заявил: "это делается для того, чтобы усилить антиукраинские настроения". "Политика прежних годов привела к тому, что есть система политических сил, которая, кроме политики раскола, мало что рационального могла подарить. Поэтому у нас с 91-го года за несколько недель до выборов возникает тема русского языка", — поведал он 3 марта. Раскритиковав политические силы, выступившие с подобной инициативой, заметил: "У нас есть свое национальное государство. Хватит ездить за советами... У нас это стало предметом спекуляций пятой колонны". И добавил, что рассматривает эту ситуацию как "определенный тест, который показывает, кто действительно является политической силой, преследующей национальный интерес" (proUa).

11 марта в еженедельном радиообращении к народу Ющенко подчеркнул: "Меня как Президента Украины чрезвычайно беспокоит то, что и сегодня определенные политические силы в предвыборных баталиях снова провоцируют спекуляции вокруг языкового вопроса... Верю, что молодежь прекрасно осознает, где на самом деле забота о развитии культуры и духовности, а где — политиканство и избирательная конъюнктура".

14 марта на пресс-конференции Президент заявил: "Некоторые политические силы навязывают нам эту проблему". По словам Ющенко, подавляющее большинство жителей Крыма не испытывают никаких проблем с использованием русского языка, и поэтому нет поводов для проведения референдума о его статусе: "Проблемы русского языка в Крыму нет. Там больше 90 процентов граждан отвечают, что не чувствуют давления в использовании русского языка". Откуда взята эта цифра, Ющенко не пояснил. А заканчивалась пресс-конференция грубым выпадом главы государства в адрес крымского журналиста, который, посетовав на резкое сокращение русскоязычного телевещания в Крыму, спросил, как относится Президент к "уменьшению квоты русскоязычных программ на крымском телевидении до уровня меньше 50%". "Эта тема для вас сформулирована достаточно нерационально, достаточно зло, достаточно агрессивно. Вы как журналист ставите вопрос некорректно, тенденциозно! — рвал и метал Ющенко. — Мы должны понимать, что живем на Украине, и Крым является ее неотъемлемой частью. И государственным языком является украинский!"

6 марта сессия Харьковского горсовета приняла решение предоставить русскому языку в Харькове статус регионального. Ющенко в Харьковском национальном университете им. В.Каразина 17 марта назвал это "политиканством" и призвал "быть честными, речь идет о языковой политике в Украине". Мол, "тысячу лет" не было проблемы русского языка в Харькове: "Нет ее и сейчас, и те люди, которые преданно служат интересам нации, на мой взгляд, к этому вопросу должны были относиться осторожнее, чем так, как это сделали депутаты городского совета". "Я сказал бы, что это политизация, и политизация надуманная. Безусловно, это кампания, которая не отвечает украинским интересам... Это девальвация Украины, девальвация государства, это работа политиков, которые не могут заработать дивидендов на прагматизме, на здоровых идеях, на интеллекте, и потому носятся с такими предложениями. Я не приветствую такие шаги..." (УНИАН).

Возможно, "тысячу лет" и не было проблемы ни в Харькове, ни в Крыму. Но, как говорили древние, ничто не возникает из ничего. Подобные инициативы тоже не появляются на пустом месте. К примеру, в одном из мартовских интервью ("ЗН") Борис Дейч, председатель Верховного Совета АР Крым, вполне резонно отметил: "сегодня есть все основания утверждать, что если бы в автономии было сохранено право ведения судопроизводства, а также составления списков избирателей на русском языке, то тема референдума по ходу избирательной кампании могла бы и не возникнуть. Убежден, что крымский референдум — это реакция людей на ущемление конституционных полномочий автономии в языковой сфере". Реакция людей, подчеркнем, на действия властей. И когда речь идет о местном консультативном референдуме, то его инициаторы и организаторы хотели бы проверить элементарную "способность властей слышать проблемы, волнующие людей в регионах". А посему демократическая власть (если она демократическая не только на словах) "не вправе представлять естественное желание людей повысить статус их родного языка в системе государства как нечто враждебное для этого государства. Напротив, собранные сотни тысяч подписей должны стать сигналом для тех государственных служащих, которые определяют языковую политику в державе. Очевидно, не все в этой политике устраивает граждан, а это значит, что она требует серьезного совершенствования".

Трудно спорить с этими тезисами г-на Дейча. Власть же вместо того чтобы сделать выводы из своей провальной языковой политики, пустилась в разглагольствования о "спекуляциях" и "провокациях".

И ведь всем давно ясно, что именно служит причиной перманентных языковых обострений: 1) Отсутствие какого бы то ни было закона, которым могли бы оперировать (в т. ч. защищая свои естественные права) русскоязычные граждане; и 2) многолетний отказ (неспособность) властей решать эту проблему. В этом причина причин всех так называемых "спекуляций".

"Я должен уважать их выбор..."

Накануне выборов следуют обещания решить проблему русского языка, но в период "межвыборья" ничего не делается. Этот порочный круг придется рано или поздно разрывать — если не хотим, чтобы разрывалась Украина.

А что касается "политиканства и избирательной конъюнктуры", то, надо полагать, когда Ющенко баллотировался в президенты и рассказывал на юго-востоке о "русских березках", которые ему снятся по ночам, он не был ни политическим спекулянтом, ни политиканом, и к избирательной конъюнктуре это не имело ни малейшего отношения.

Точно так же, в полном соответствии с принципом "быть честным", поступал Виктор Андреевич, раздавая многочисленные интервью на тему русского языка, в которых представал едва ли не главным его защитником в Украине. Взять, к примеру, его исповедь "Газете.Ru" от 31мая 2004 г. (продублированное на персональном сайте Ющенко и в многочисленных предвыборных агитках), озаглавленное "Если человек выбрал русский, я должен уважать его выбор".

Ющенко сетовал на тогдашние власти ("антинародный режим Кучмы— Медведчука—Януковича"): "Мне многое не нравится в той политике, которую проводит украинская власть относительно русского языка... у нас проживают около 10 миллионов людей, которые считают родным языком русский. И если власть их уважает, она должна сделать все для того, чтобы удовлетворить их запросы, чтобы эти граждане Украины не имели гуманитарных проблем и могли читать русскую прессу, книги, ходить в русские школы и театры... Власть должна понимать: выбор языка общения — исключительно личный вопрос. Если человек выбрал русский, я как представитель украинской власти должен уважать этот выбор, если хочу, чтобы люди уважали власть (может, в этом вполне резонном тезисе двухлетней давности кроется и ответ на вопрос, почему огромное количество украинцев, мягко говоря, без энтузиазма относится к "его", Ющенко, власти?).

Вместе с российским журналистом Виктор Андреевич рассуждал о проблеме русского языка... в Крыму! Зашла речь о том, что в АРК "запрещают на русском преподавать, и все уроки от литературы до математики идут только на украинском". И хотя положение с русским языком в Крыму (как и во всей Украине) двухлетней давности несравнимо с нынешним, Ющенко не преминул задеть своего конкурента: "Извините, я не власть. Я не могу говорить за Януковича, который ведет такую политику от себя". Какую "такую" политику Януковича имел в виду Ющенко, и тогда было неясно, ибо проблем с преподаванием в Крыму на русском языке в то время не было.

Зато никакого тебе политиканства и избирательной конъюнктуры!

Не было, очевидно, ни политиканства, ни предвыборной конъюнктуры в проекте указа кандидата в президенты Виктора Ющенко "О защите прав граждан на использование русского языка и языков других национальностей Украины", обнародованном 18 октября 2004 года. "Ющенко гарантирует права русского языка и языков других национальностей, — пафосно сообщалось доверчивому избирателю. — Ющенко обяжет чиновников общаться с гражданами на том языке, на котором те к ним обращаются... в местах компактного проживания граждан Украины русской или других национальностей должностные лица, кроме государственного украинского, должны владеть языками этих национальностей и использовать их в общении с гражданами. Более того — соответствующее требование будет содержаться в квалификационных характеристиках госслужащих".

Придя к власти, Ющенко — совсем не политикан и никакой не политический спекулянт — о своем указе запамятовал. Несмотря на то что сам же, комментируя проект этого указа, подчеркивал: "согласно Конституции, все граждане имеют право беспрепятственно пользоваться своим родным языком, в частности, русским. И этот указ призван помочь им как можно шире реализовать свое право на практике, вместе с тем приблизив местную власть к людям" (yuschenko.com.ua/ukr/Future/ decrees/1318/). Но в интервью газете "Україна молода" (28.04.2005) заявил: "Такого проекту я не бачив, автором його не був, я його не підписував. І не підпишу".

Так сказать, надо "быть честными", когда "речь идет о языковой политике в Украине".

Конечно, хотелось бы, чтобы Ющенко еще в 2004 г. честно предупредил избирателей о той языковой политике, которую он ныне реализует: резкое сокращение русского языка в телеэфире; перевод на украинский судопроизводства; украинизация школ в том же Крыму... Надо было честно идти с этим своим мировоззрением к избирателю. Рассказать ему о форсированном вступлении в НАТО, о том, что внешней политикой будут руководить такие персоны, как Тарасюк с Бутейко... Какими в таком случае были бы итоги уже первого тура выборов?..

Собственно, чего требуют крымчане, харьковчане и жители других русскоязычных регионов? Не так уж и много: только выполнения того, что обещал "честный и моральный", "не спекулянт" и "не политикан" Виктор Андреевич Ющенко в ходе избирательной гонки-2004.

Но если вопрос не решается, то что ж удивляться страстям и эмоциям!

Это — к вопросу о том, имеет ли право г-н Ющенко оперировать категорией "моральные ценности" в отношении политических оппонентов.

Но на проблему русского языка, как и на противодействие ему со стороны националистов и западников из "оранжевого" лагеря, следует смотреть шире.

Русский язык как фактор реинтеграции Украины и России

Есть все основания полагать, что в вопросе о русском языке в Украине позиции нынешней власти лежат в русле общих усилий Запада по разъединению восточнославянских народов, по дезинтеграции некогда мощного единого геополитического пространства — от Киевской Руси, Российской империи до империи Советской, в котором, не секрет, главную роль играли Россия и Украина, русский и украинский народы. Такую задачу Запад ставил перед собой всегда — от походов Карла XII и Наполеона до "холодной войной". Да и в ходе "оранжевой революции" польский президент пан Квасьневский проговорился, выразив истинные намерения и желания западных стратегов: "лучше Украина с Западом, чем с Россией".

Известный тезис — "с Украиной Россия может возродиться как империя, без Украины — нет" — это опасение не империи (понятия, звучащего как нечто агрессивное) как таковой, а тем более не забота о народе Украины. Это опасение Запада перед возможностью возрождения мощного конкурента и соперника — соперника не столько военного, сколько политического и экономического. Хотя история не знает сослагательного наклонения, однако: случись так, что центром Руси остался бы Киев, Запад с такой же настойчивостью поддерживал и культивировал бы дезинтеграционные (на основе "самостийничества") настроения в северных русских землях, в Московии, которая бы "защищалась от имперской руки Киева". Тут принципиальным является именно разъединение "Русского пространства" на отдельные "улусы".

Сколько бы нам ни рассказывали, что империи (а их следует рассматривать как категорию "геополитического пространства") распадаются окончательно и бесповоротно, это, безусловно, не так. История развивается по спирали. Что распалось вчера, возрождается завтра в иной, более современной, форме.

Нынешний Евросоюз — чем не Священная Римская империя? Да самая настоящая! Только форма интеграции другая. Раньше "общечеловеческими ценностями" на этом пространстве была католическая вера, сейчас — демократия и права человека. А Британская империя, англо-саксонская? Разве она не возродилась в виде империи США? Столица Руси когда-то переместилась из Киева в Москву. У англосаксов — из Лондона в Вашингтон... Восстает из пепла на Востоке Поднебесная империя.

С объективно-исторической точки зрения, неизбежна и реинтеграция восточных славян на пространстве бывшей Советской империи. Подчеркну: речь о пространстве. Другое дело — форма реинтеграции. Очевидно и вполне естественно, что она будет иной. Будет ли это единое государство или тесный союз — пока преждевременный вопрос. Но Западу не нужно ни первое, ни второе.

Но реинтеграция будет. Трудно сказать, когда. Так, между нашествием монголо-татар и Переяславской радой прошло более 400 лет. А окончательное собирание украинских земель в одном государстве состоялось и того позже — только в 1939—1940 гг., т. е. спустя 700 лет! Под какой только властью ни побывали земли бывшей Киевской Руси! Но православная вера и языковое родство привели к реинтеграции (воссоединению)... Процессы в современном мире идут быстрее. Полагаю, сотен лет для восстановления (подчеркну: в новых формах интеграции) общего пространства Руси не понадобится.

На каком-то витке исторической спирали практически неизбежна ситуация, когда ослабнет влияние нынешних центров силы, прежде всего американской суперимперии (или она ослабеет, или ее внимание переключится на другие регионы — скажем, на Азиатско-Тихоокеанский), будущее "единой Европы" тоже далеко не безоблачно. И тогда...

Запад заинтересован, чтобы время возрождения мощного конкурента наступило как можно позже или не наступило никогда. Как исторический оптимист и человек, не сомневающийся в пользе объединения усилий русского и украинского народов для общего блага — что доказано историей, — сей вариант я отбрасываю.

И одним из главных интегрирующих факторов (в дополнение к ряду других — экономических, географических и проч.), вне сомнения, будет русский язык в качестве связующего звена общего культурного пространства.

Не секрет, как и на чем зиждется идеология крайних националистов-западников (не только в Украине): пересмотре истории; пропаганде негативной оценки периода российского и советского совместного прошлого; отрицании положительного опыта взаимодействия "титульных" наций с русским народом ("оккупантом"); свертывании научных, культурных и прочих взаимосвязей в гуманитарной сфере и т. д.

Но общее гуманитарное/культурное пространство — оно языком общения объединяется. Физически можно находиться где угодно, но благодаря русскому языку — в наш век информационных технологий! — жить в общем славянском виртуальном пространстве, со своими особыми ценностями, менталитетом и нормами поведения. Русский язык был и остается связующим началом Большого Восточнославянского Пространства (и даже шире: согласно Всесоюзной переписи 1989 г. русским языком только в СССР владели 232 млн. человек!). Именно поэтому он один из главных (без преувеличения — стратегических) объектов атаки, целью которой является разрушение общего культурного/гуманитарного пространства — как главной надстройки к базису исторически сложившегося единого экономического пространства.

Любое пространство держится в основном на трех "китах" — безопасности, экономике и культуре/гуманитарной сфере (в которой средством коммуникации выступает язык). Безопасность рушится (втягивание Украины в НАТО, процессы вокруг Черноморского флота РФ и проч.), экономика [пространства] тоже (фактический отказ от ЕЭП, несинхронизированное с Россией вступление в ВТО, приоритет в пользу ориентированных на Запад импортеров в пику связанных с Россией (по энергоносителям и рынку сбыта) экспортеров). И вполне логично, что такой же курс — конфронтационный/отрицательный/разделительный — у "оранжевых" в отношении русского языка — как основы культурной/гуманитарной общности Восточнославянского Пространства.

Эра общей судьбы

Ни для Запада, ни для нынешней украинской власти (в отличие от более чем половины населения Украины) русские не являются братским народом. Мягко говоря. "Мы разные", — твердят нам. И пытаются сделать все, чтобы эта "разность" углублялась.

И тут уместно обратить внимание на некоторые, казалось бы, парадоксы в линии "оранжевых" западников-"націєтворців".

К примеру, если речь об Украине, нас убеждают, что язык и территориальные различия делить, разобщать не должны. Согласен. Но: почему тот же принцип не действует, когда заходит речь о России и Украине, о русских и украинцах?

Или: когда говорим о "единой Украине", нам рассказывают, что нас не должно отчуждать друг от друга прошлое. Мол, не имеет значения, кто в какой форме воевал в 1941—1945 гг., кто в кого стрелял — надо-де примириться. Зато этот принцип почему-то не действует применительно к русско-украинским отношениям. Тут, наоборот, вытягивается из исторических глубин (с соответствующими интерпретациями) все что угодно — от разрушения Запорожской Сечи до голода 1932—1933 гг. И неизменно подчеркивается: мол, все это происходило на национальной почве (якобы на антагонизме русских и украинцев). Будто разрушение Запорожской Сечи не происходило в одно и то же время с жестоким подавлением восстания донских (тогда — яицких) казаков под предводительством Пугачева, а в 1932—1933гг. будто не голодали в России! Ведь упомянутые события обусловлены социально-политическими факторами, но уж никак не национальными.

Так вот, парадокса-то никакого на самом деле нет: где присутствуют двойные стандарты и осуществляется манипуляция принципами — нет никаких принципов. Последние — не более чем инструмент достижения определенных политических целей. В данном случае — разрушения общего Восточнославянского Пространства.

Запад — вопреки тому, что попрание языковых прав есть самое настоящее нарушение прав человека — попросту безмолвствует, когда речь идет о правах русскоязычных граждан. И примером тому не только Украина, но и прибалтийские страны, которые, несмотря ни на что (даже на треть "неграждан" в Эстонии и Латвии), приняты и в НАТО, и в Евросоюз. И напрасно иные тщатся доказать, что сии образования есть воплощение демократии и свободы: когда речь заходит о русскоязычных и русском языке, Запад как-то мало волнуется по поводу выполнения различных хартий. К нынешней украинской власти, которая не торопится с внедрением Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств, у Запада тоже особых претензий нет. Возможно, потому и нет, что "оранжевые" как раз и следуют западным инструкциям.

И тем не менее. Сколь уж в ряде писем и телефонных звонков читатели, выражая озабоченность резким ухудшением отношений между Украиной и Россией, отказом властей формировать полноценное Единое экономическое пространство, потугами окончательно оторвать Украину от России посредством втягивания нашей страны в НАТО и разного рода антироссийские проекты (вроде Балто-Черноморско-Каспийской дуги — т. н. Сообщества демократического выбора), задаются вопросом: неужели разрыв между нашими братскими — украинским и русским — народами окончательный и время общей судьбы ушло навсегда?

Нет! И вопреки стремлению иных политических сил сохраняется и высокая востребованность русского языка — носителя значительного объема не только нашей совместной (восточнославянской), но и общемировой информации во всех сферах человеческой деятельности. Русский был и останется объединяющим фактором общего культурного/гуманитарного пространства. Использование русского языка продиктовано объективной необходимостью.

Это сто лет назад борцы с русофобией могли бы гипотетически рассчитывать на успех — когда, кроме газет, ничего практически не было, а государство могло позволить себе насилие в самых грубых формах. Но не в современных условиях! На дворе информационная эра, стирающая границы распространения языка, — телевидение (в т. ч. спутниковое), газеты, радио, интернет... Кардинально изменились и отношения между обществом, гражданином и государством. Большое Русскоязычное Пространство уничтожить просто невозможно! Оно — залог и связующая нить последующей реинтеграции и консолидации, инструмент взаимопонимания, взаимодействия и дружбы восточнославянских народов — во имя общего блага и процветания.

При согласии и малые дела растут, при несогласии великие разрушаются. Что касается Украины и языковых внутриполитических страстей, то: если мы действительно хотим сохранить страну в ее нынешних границах, нам жизненно необходимо законодательное решение вопроса русского языка. Ибо исчезнет причина противостояния — исчезнут само противостояние и раскол.

начало | архив | темники | политреформа | референдум | RSS 2.0