Rated by MyTOP
 

Выборы 2006 – грубые нарушения Конституционных прав граждан

 

Манипуляции с демократией

начало | архив | темники | политреформа | эксклюзив от ГУИП | референдум | RSS 2.0
  30.05.2020
  Статьи

Версия для печати


Да здравствует… Что?
Модест Колеров: "Реальность наступила вчера"

В.Скачко,

Кивский телеграфъ (24.-30.03.06),

25.03.06

Украина еще надолго (если, увы, не навсегда) обречена на кучмизм. Как его ни назови — "посткучмизм", "оранжизм", "ющенкизм".

Известная формула "Король умер. Да здравствует король!" президентской форме правления в полной мере не подходит. Однако президенты (дай им Бог здоровья), если их не выносят вперед ногами, тоже не уходят с политической сцены совсем уж бесследно — за ними тянется шлейф их дел. А вот масштабность или хотя бы некая системность этих деяний и позволяет говорить о периодах в истории страны, связанных с той или иной личностью во главе государства. Независимой Украине нет еще и 15 лет, но и она уже может классифицировать свою историю "по президентам". Вспомним хотя бы известный путь "от кравчучки до кучмовоза", который закончился президентством Виктора Ющенко.

Упомянутые "символы" — это сумки разного размера. Полосатые или в клеточку. На колесиках или без них. В них люди возили либо весь свой нехитрый скарб, бомжуя, либо добытое в тяжких боях на пропитание, либо основу "первоначального капитала" так называемого среднего класса, если сумки удавалось набить "крамом" где-нибудь в Турции...

И потому абсолютно уместна формула нынешнего спикера парламента Владимира Литвина, который еще пару лет назад сказал, что в Украине заканчивается "эпоха Кучмы". С маниакальным упорством бывший президент Леонид Кучма 10 лет выстраивал свою систему власти, в которой он был бы и приводным ремнем, и главным агрегатом, и миротворческим корпусом-"крышкой" для всех, кто соглашался с его принципами, и надежным изолятором от тех, кто сомневался в правильности курса. Жесткая президентоцентричная модель власти, это надо признать даже оппонентам, все-таки позволила худо-бедно существовать без острых социальных конфликтов внутри страны и завоевать свое небольшое, но вполне заметное место под солнцем на внешней арене.

Уходя, Кучма вознамерился заботливо созданную схему поломать — передать свои полномочия почти "демократического монарха" парламенту и премьеру. Путем так называемой конституционной реформы. Он говорил, что этого требуют политические реалии современной парламентской Европы: она-де так живет. Возможно, таким образом он хотел "реинкарнироваться" у власти уже в роли всесильного премьер-министра. Но возможно, это была просто своеобразная месть уставшего, но эгоцентричного и, похоже, злопамятного Леонида Даниловича последователям-"предателям". Тем, которые при правлении Кучмы льстиво называли себя его же "сыновьями", а потом рвались к рулю, жестко критикуя "кучмизм", когда изменилась политическая конъюнктура и стало понятно, что третий срок "папе" не светит. Причем, если кто не забыл, "мочил папу по полной" не только победивший Виктор Ющенко, но — на поздних этапах схватки за кресло президента — и его проигравший конкурент, тогда действующий премьер Виктор Янукович. Виктор Федорович тоже сначала несмело, а потом все настойчивее вживался в роль "оппозиционера" и говорил об "усталости от кучмизма". Со стороны, учитывая блага, которые поимели от "папы" оба его сменщика, все выглядело довольно мерзко. Но Бог (оба фигуранта, бывшие коммунистами и "научными атеистами", говорят, что в Него верят, и публично истово крестятся) и история — им судья…

Окончательный демонтаж кучмизма, по мнению многих, "намечен" на первые месяцы после парламентских выборов 26 марта 2006 года, когда окончательно вступит в силу реформа и перераспределит властные полномочия. Это и вызвало не только ошеломляющую обозревателей жесткость и ожесточенность ведения парламентской кампании-2006 внутри Украины, но и небывалый интерес к ее результатам за пределами страны. Соискатели мандатов хотели бы по-новому воспользоваться новыми возможностями. А все остальные хотели бы узнать, что будет дальше делать Украина?

На международном круглом столе, проведенном недавно в Москве на тему "Выбор после выборов. Что будет в Украине на следующий день после 26 марта?", главный вопрос так и стоял: как будет развиваться страна? Самый высокий официальный гость мероприятия — начальник управления президента России по межрегиональным и культурным связям с зарубежными странами Модест Колеров — тоже хотел бы знать, "что за режим будет строить Украина". По его словам, а значит, и по мнению Кремля, Москва хочет получить ответ на вопрос, какой будет ежедневная практика нового Киева в отношении России, НАТО, Евросоюза, ВТО, ЕЭП и т. д. Согласитесь, интересно это узнать и в Киеве. По мнению же Колерова, уход от ответов — это тактический отход от стратегической ответственности со стороны украинских властей. А это, мол, и для Украины нехорошо.

Присутствовавшие на столе господа и товарищи из России и Украины сошлись на том, что, во-первых, любой выбор украинцев Россию устроит, так как чисто "оранжевой" власти, настроенной резко антироссийски и ориентированной исключительно на Запад, уже не будет. Поскольку ни одна из политических сил, претендующих сегодня на мандаты народных депутатов Украины, не наберет большинства голосов избирателей, а следовательно, не сможет самостоятельно сформировать свое правительство и вынуждена будет создавать коалицию. Во-вторых, все будет зависеть от конфигурации и политической направленности будущей парламентской коалиции. Большинство участников стола были уверены, что альтернативы "оранжево-бело-голубой" коалиции из сторонников Ющенко и Януковича нет, а значит, нынешний курс страны будет откорректирован. В-третьих, возврата к кучмизму не будет.

Выводы, надо с этим согласиться, имеют под собой основания. Однако лично я не делал бы их так категорично. Точно так же, по-моему, был настроен и г-н Колеров. Этот немногословный и похожий на обычного неприметного клерка, очень подходящего на роль классического и типичного "серого кардинала", человек внимательно слушал выступающих, на вопросы журналистов отвечал неохотно и односложно, но, тем не менее, сказал удивительную и загадочную фразу: "Надо не обманывать себя и других, а дать четкие ответы. РЕАЛЬНОСТЬ НАСТУПИЛА ВЧЕРА".

А вчерашняя реальность Украины такова, что она и есть кучмизм. В политическом и — это главное! — экономическом смысле. Сегодняшние же реалии говорят, что хоронить кучмизм рановато. Особенно если не заострять внимание на хлестких дефинициях и согласиться с тем, что политику все-таки определяет экономика. Должна определять. Это аксиома. А если экономика становится заложницей политических игрищ, то стране такая ситуация может угрожать всевозможными экономическими и социальными неурядицами, если не сказать кризисами. Последний газовый скандал между Россией и Украиной подтвердил это наглядно.

И именно поэтому Украина еще надолго (если, увы, не навсегда) обречена на кучмизм. Как его ни назови — "посткучмизм", "оранжизм", "ющенкизм". Политическую физиономию этого режима можно подправить сменой личностей у власти, изменениями в политической системе, уточнением старых приоритетов, провозглашением новых целей. Но без отхода от экономических основ старого режима ничего нового не построить.

Экономическая же суть кучмизма в том, что последние 14 лет Украина жила как страна на бартере. Ее режим постоянно и умело обменивал "по бартеру" политическую лояльность или видимость такой лояльности на экономические преференции и даже прямые дотации со стороны своих основных партнеров — России и Запада. Называлось это "многовекторностью". И если Запад в основном оказывал политическую поддержку или, в лучшем случае, давал кредиты, то Россия выступала главным и единственным экономическим донором. Если хотите, даже спонсором Украины. Потому что, желая оставить Киев в своей политической орбите, Россия позволяла украинской экономике жить за счет своих дешевых энергоносителей — нефти и газа. Более того, благодаря этому позволила Украине завоевывать другие — европейские, американские, азиатские — рынки, которые даже периодически защищались от дешевых украинских товаров при помощи антидемпинговых расследований. Посудите сами: сегодня украинско-российский товарооборот составляет $23 млрд. И основная его составляющая — импорт российских энергоносителей. Зато товарооборот между Украиной и ЕС — на пару миллиардов долларов больше, и его структура — это импортно-экспортные операции с готовой продукцией или хотя бы полуфабрикатами украинских металлургической и химической отраслей, которые живут и работают на дешевых российских энергоносителях. Та же картина наблюдается и в отношениях с США, Турцией, Китаем и другими важными для Украины партнерами…

При такой модели построения экономики страна может существовать, если сумеет уйти от одного донора и найти ему равноценный заменитель. Например, оторваться от России и сесть на шею Западу. Но в любом случае зависимость от донора остается главной и определяющей. Новая украинская власть за первый год вознамерилась это сделать. Но по-своему: попыталась реализовать свой прозападный курс на европейскую и евроатлантическую интеграцию, оставаясь в прежней зависимости от российских энергоносителей. Когда Россия заметила в этом угрозу своим экономическим и политическим интересам (в частности, от вступления в НАТО), она среагировала. И поставила Украину на место. Выбивание из такой модели украинской экономики основной ее составляющей, ее "крови" — дешевых нефти и газа из России, — в последние три-четыре месяца поставило украинскую экономику на грань коллапса.

А все потому, что Запад — и Европа, и США — оказался неготовым к роли полноправного донора и стратегического "кормильца" Украины. Да, обещания принять в НАТО, ЕС и ВТО, предоставление Евросоюзом и Штатами статуса страны с рыночной экономикой, отмена дискриминационной для торговли поправки Джексона—Вэника, подписание протоколов о вступлении в ВТО, различные соглашения об углублении сотрудничества — это, бесспорно, хорошо. Но для будущего. А для реального и сиюминутного функционирования экономики этого недостаточно.

Кроме того, Запад уже после всех "признательных прелестей" продемонстрировал, что Украина ему в своих рядах пока не нужна. И речь не о том, что Брюссель многократно заявлял: думать о вступлении в Евросоюз Украина может лет через 15—20. 10 марта сего года, уже после признания за Украиной "рыночного статуса", стало известно, что Еврокомиссия распространила документ с расчетами окончательных антидемпинговых мер по импорту российских, украинских, румынских и хорватских бесшовных труб в ЕС. А гендиректор объединения "Укртрубопром" Леонид Ксаверчук сообщил, что введение для Украины новых пошлин на поставку бесшовных труб со стороны Европейского Союза может грозить потерей для украинских предприятий рынков сбыта в 25 его странах. И ущербом для трубной отрасли не менее чем в $100 млн. в год. И это притом, что, по словам Ксаверчука, средние цены на украинские трубы были на 22% выше, чем, например, на аналогичную российскую продукцию. И что в течение последних полутора лет в странах ЕС были приостановлены антидемпинговые меры для российских и румынских производителей, тогда как на украинскую продукцию все это время действовала пошлина в 38,5%. Ксаверчук также заявил: при нынешнем уровне рентабельности украинские предприятия "не выдержат" введения пошлин, а поиск новых рынков сбыта займет определенное время. А если еще цены на российский газ поднимутся, то о новых рынках придется вообще забыть…

И потому "газовый компромисс" 4 января 2006 года, увы, не просто выгоден для украинской экономики как тактическая уступка с двух сторон. Он свидетельствует о том, что практика экономического кучмизма в отношениях с Россией и Западом пока неизбежна. Киеву нужно лавировать между двумя сильными партнерами, от которых украинская экономика пока зависима. Или соглашаться на полный ее развал, рост безработицы, социальные катаклизмы и в конечном счете ограничение суверенитета…

Есть, правда, третий выход. Как из сложившейся ситуации, так и из укорененной практики кучмизма. Это использование представившейся "газовой" передышки для модернизации собственного народнохозяйственного комплекса, внедрения энергосберегающих технологий и наукоемких производств, поиска новых партнеров и рынков сбыта и т. д. То есть всего того, что должна сделать любая страна для самостоятельного и подлинно равноправного существования в окружающем мире, но не сделала Украина при Кучме. И не очень спешит делать при новой "оранжевой" власти…

А все потому, что кучмизм — как практика управления страной и ее экономикой — это еще и материальная, а значит, сугубо меркантильная, не продиктованная интересами страны, а личная зависимость носителей власти от сложившейся конъюнктуры рынков и модели экономики. Только ленивый в Украине не подозревал и не говорил, что привязка Украины к России в вопросе энергоносителей выгодна прежде всего тем украинским олигархам, которые обогатились на поставках российских газа и нефти, потом "срослись" с властью Кучмы и заправляли страной по своему хотению. Последний скандал, разгоревшийся вокруг непрозрачности деятельности компании "РосУкрЭнерго" и возможной причастности к ней некоторых нынешних олигархов, близких к новой власти, свидетельствует: практика кучмизма в этом вопросе не преодолена. Хотя и называется она теперь не по имени бывшего президента, а непонятно как. Кто-то по-прежнему хочет торговать интересами страны во благо собственного кармана…

Построение же "некучмистской" экономики невозможно без обуздания личных аппетитов той части правящего (или заправляющего делами через своих лоббистов в органах власти) бизнес-класса, которая выступает по отношению к экономике своей страны как типичные компрадоры, а то и коллаборационисты. Они и получают основные прибыли от кучмизма, независимо от того, как называются: "кучмисты" или "любі друзі"…

В России, например, их назвали "офф-шорной аристократией". И повели с ними борьбу как с главной угрозой построению "суверенной демократии", которая сегодня постепенно становится главенствующей доктриной режима Владимира Путина. Процесс Михаила Ходорковского, в бизнесе ориентированного на Запад, — тому ярчайшее подтверждение, если еще кто не понял. И не зря г-н Колеров так интересовался ответами Украины на вопросы о том, с кем она будет в будущем. России это нужно знать точно. Потому что она сегодня взяла курс на построение самодостаточной экономики, максимально не зависящей от внешних партнеров, в том числе и от Украины. Россия хочет брать от внешнего мира только то, что ей необходимо, или то, чего у нее нет на своей территории (модерновые технологии, современное оборудование, недостающие комплектующие и т. д.).

Сейчас Россия тоже зависит от некоторых сегментов украинской экономики (ВПК, АПК, химпром). И потому "газовый компромисс" 4 января — это и для России передышка. Денег (нефте- и газодолларов) в российском так называемом "стабилизационном фонде" достаточно, чтобы создавать необходимые замкнутые производственные циклы. Но на это нужно какое-то время. И если в течение этой передышки Россия опередит Украину в модернизации и перестройке своей экономики, то через пару-тройку лет действительно в двусторонних отношениях наступит полнейший "прагматизм". Страны будут по рыночным ценам покупать то, что им нужно. И там, где им выгоднее. Это и будет означать для Москвы полный отказ от украинского кучмизма. А вот для Украины вряд ли. Потому что если у России деньги на это найдутся, то для Украины они — проблема. Денег может не быть даже для покупки газа по рыночным ценам, если она его будет потреблять в тех же количествах, что и сейчас…

…А пока Россия так хочет, чтобы в Украине правила, как минимум, "оранжево-бело-голубая" коалиция. Для нее это гарантия сохранения статус-кво в отношениях и оттяжка времени. И как ни парадоксально, для Украины это тоже может быть выгодно. При одном условии: если после всех противостояний политической и бизнесовой элиты она сможет примириться и совместными усилиями отказаться все от того же кучмизма и использовать передышку для согласования своих интересов и защиты интересов страны в новых условиях. Реальность действительно наступила вчера. Но переделать ее можно только сегодня. Если хотеть увидеть завтра. Нормальное завтра…

начало | архив | темники | политреформа | референдум | RSS 2.0