Rated by MyTOP
 

Выборы 2006 – грубые нарушения Конституционных прав граждан

 

Манипуляции с демократией

начало | архив | темники | политреформа | эксклюзив от ГУИП | референдум | RSS 2.0
  08.08.2020
  Статьи

Версия для печати


Поразительно бесплодные победы...

Дарья Шевчук,

"2000" (10.-16.03.06),

10.03.06

Если считать истиной все заверения о снижении количества умышленных убийств, то одно лишь увеличение числа разбоев и грабежей, которое даже для Луценко является бесспорным, — повод для того, чтобы кардинально пересмотреть оценку криминогенной ситуации в стране.

Что стоит за цифрами милицейской статистики?

Афоризм гласит: существует три вида лжи — просто ложь, наглая ложь и... статистика. Сразу оговорюсь: ни в коей мере не хочу задеть чувство профессиональной гордости добросовестных и честных работников столь нужной в жизни статистической отрасли или упрекнуть их во вранье. Речь о тех государственных чиновниках высокого ранга, в чьих устах статистические данные превращаются в один из способов обмана граждан.

Цифры от Луценко

На расширенном заседании Кабинета Министров при участии Виктора Ющенко, Владимира Литвина и председателей облгосадминистраций, состоявшемся в конце февраля, руководитель МВД г-н Луценко заявил, что в прошлом году благодаря ведомству на 12% уменьшилось количество убийств, на 18% — краж, на 25% — уличных преступлений... В интервью (в промежутках между рассказыванием сомнительных анекдотов о лидерах оппозиции) Юрий Витальевич был еще более категоричен: "беспрецедентная для Европы раскрываемость", "большие успехи" и т. д. Короче, "мы победили, и враг бежит..." Подобных заявлений в различных ситуациях по тому же поводу Луценко сделал столько, что цитировать их нет смысла.

А так ли все хорошо на самом деле?

... и от Госкомстата

Разберемся для начала с убийствами. Согласно информации Государственного комитета статистики в 2004 г. в Украине было совершено 3788 умышленных убийств и покушений на убийство, а в 2005-м — 3315. Да, есть снижение более чем на 12%. Правда, 3 марта в одном из бесчисленных телевизионных выступлений Юрия Витальевича прозвучала цифра — 14%... Однако вот что настораживает. В той же информации Госкомстата есть и другие цифры: "число лиц, погибших вследствие преступных действий". Так вот, если в 2004 г. оно составляло 9773 человека, то в 2005-м — 9795! То есть на 22 гражданина больше! Это как понимать? Кроме того, на официальном сайте Государственного комитета статистики есть экспресс-информация по вопросу "Смертность населения Украины от несчастных случаев, убийств, самоубийств и прочих внешних воздействий в быту". Как указано в аннотации, "Этот выпуск содержит информацию..., которая обобщена по актовым записям и врачебным свидетельствам о смерти. Они предоставляются органам государственной статистики соответствующими отделами регистрации актов гражданского состояния граждан". То есть информация составлена не по данным милиции... Не буду отягощать материал статистикой (тем более что все желающие могут в интернете ознакомиться с нею самостоятельно), ограничусь констатацией того, что с "милицейскими цифрами" они не совпадают.

Многие считают показатель количества убийств едва ли не основным из тех, по которым следует оценивать работу милиции, дескать, его "невозможно сфальсифицировать". Тех, кто так думает, придется огорчить. Эти данные очень даже можно подкорректировать. Дело в том, что насильственное лишение человека жизни при возбуждении уголовного дела может быть квалифицировано по разным статьям Уголовного кодекса. Либо по тем, где в определении преступления есть слово "убийство" (а таких статей несколько), либо по ч. 2 ст. 121 УК, где речь идет о нанесении тяжких телесных повреждений, повлекших за собой смерть потерпевшего. Не буду вдаваться в юридические тонкости, важно одно: в случае квалификации уголовного дела по ст.121, ч.2 насильственная смерть имеет место, но это не убийство! Исходя из того, что г-н Луценко почему-то не хвастает перед согражданами сокращением наносимых тяжких телесных повреждений, и согласно статистике общее количество жертв не уменьшилось, а возросло. Рискну предположить, что именно в этом и кроется секрет "успеха".

Цифры от прокуроров

Для тех, кто упрекнет меня в предвзятости, процитирую криминогенную статистку из еще одного источника — Генеральной прокуратуры. Так, в своем выступлении Генпрокурор Александр Медведько на координационном совете руководителей правоохранительных органов, состоявшемся в начале нынешнего года, отметил, что из зарегистрированных на конец 2005 г. 485 тыс. преступлений половина — тяжкие и очень тяжкие. Рост числа умышленных убийств, по его словам, в последнее время отмечается в Черниговской, Тернопольской, Черкасской, Сумской областях и АРК.А количество нанесения телесных повреждений выросло в Херсонской, Закарпатской, Кировоградской областях и в Киеве... Что-то решительно не увязывается с "победными реляциями" г-на Луценко! А дальше — еще интереснее!

По словам Александра Медведько, преступлений, направленных на причинение физического и имущественного вреда гражданам, становится все больше. Статистика гласит, что на 15% увеличилось количество грабежей, на 21% — разбойных нападений.

Оценивая работу по борьбе с этими преступлениями, Генпрокурор отметил, что в большинстве случаев не устанавливаются виновные, а иногда даже не проводятся следственные действия. Более того, по его мнению, участилась практика укрытия грабежей, связанных с насилием, или в особо крупных размерах. "Руководящие органы внутренних дел на эти факты не всегда обращают внимание...", — заметил он.

Может, выступление Генерального прокурора — лишь ответ на неоднократные нападки руководителя МВД на возглавляемое им ведомство, пиар? Попытка улучшить свой имидж за счет чужого? Давайте-ка копнем поглубже, то есть перенесем разговор о криминогенной ситуации с масштабов страны на уровень города, даже городского района. Вот цитаты из выступления в прессе (газета "Новая Оболонь" от 2 февраля 2006 г.) первого заместителя прокурора Оболонского района Киева г-на Андрющенко:

"Следует отметить, что в течение 2005 г. произошел рост уровня преступности в целом по Киеву (всего по состоянию на 31.12.05 г. совершено 32 493 преступления), при этом... остается нераскрытым... практически каждое второе. Похожая ситуация сложилась и в Оболонском районе Киева. Раскрываемость преступлений, совершенных на территории района, составляет 32%... большую обеспокоенность вызывает стремительный рост количества тяжких насильственных преступлений против собственности граждан и квартирных краж: разбои, грабежи, кражи (в том числе из квартир), а также незаконных завладений транспортными средствами, то есть тех, на которых прежде всего должна быть сосредоточена профилактическая деятельность по предупреждению преступности. Анализируя совершенные на территории района разбойные нападения, установлено, что большинство из них совершается средь бела дня, более того — в местах с оживленным движением людей или же в подъездах многоэтажных домов".

Нет, не пиарится первый зам районного прокурора, а информирует граждан о реальном положении дел. А Луценко при этом вещает о снижении на 25% уличной преступности! Каждому сотруднику правоохранительных органов известно, что три наиболее распространенных "уличных" преступления — это грабеж, разбой и хулиганство! Количество первых двух растет. Так что хулиганов наконец-то побороли? Или им просто некогда хулиганить, поскольку они заняты разбоем и грабежом?

"...случай так называемого вранья..."

Что это — незнание реальной ситуации или, как говаривали герои Булгакова, "...случай так называемого вранья"? Выступая 3 марта по телевидению, г-н Луценко почему-то смешал в кучу понятия преступности и организованной, и уличной. Громогласно заявляя о бесспорных успехах в борьбе с оными. Ладно, будем считать, что путать криминологические понятия ему простительно, поскольку в том же выступлении он позиционировал себя как человека, который "... действительно не отягощен знанием милицейского дела..."

Похоже, не отягощают Юрия Витальевича и некоторые другие качества — морально-этического характера, если он говорит об успехах в борьбе с организованной преступностью и "зачистке Украины" от таковой. Поскольку, по информации Госкомстата, число выявленных в 2005 г. организованных преступных групп и организаций по сравнению с 2004-м сократилось более чем на 20%! Это свидетельствовало бы о том, что таких "групп и организаций" в стране стало меньше, если бы не рост насильственных имущественных преступлений и мошенничества (более чем на 20%). Вкупе с этими цифрами снижение количества разоблаченных ОПГ свидетельствует как раз о другом. О чем? Давайте разбираться...

Накануне "новой волны"?

Если считать истиной все заверения о снижении количества умышленных убийств, то одно лишь увеличение числа разбоев и грабежей, которое даже для Луценко является бесспорным, — повод для того, чтобы кардинально пересмотреть оценку криминогенной ситуации в стране.

Возьму на себя смелость заявить: она в Украине никак не "стабилизируется", а наоборот. Мы стоим на пороге "новой волны" криминала, которая будет как минимум того же уровня, что и преступный беспредел 90-х. А то и превзойдет его... Обосновать? Извольте...

Прежде всего давайте определимся, что скрывается за словами "грабеж" и "разбой". Согласно Уголовному кодексу первое — "открытое завладение чужим имуществом", второе — "нападение с целью завладения чужим имуществом, соединенное с насилием, опасным для жизни и здоровья потерпевшего, или угрозой такого насилия". ОБА вида преступления корыстны, сопряжены либо с применением преступниками насилия, либо с готовностью его применить, в подавляющем большинстве своем они — групповые. Ибо грабеж перерастает в разбой при первой же попытке потерпевшего защитить свое имущество.

Это означает, что на преступный промысел вышли те, кто твердо намерен жить за счет "экспроприации" у своих сограждан и совершенно не боится этого делать. Они не собираются таиться, скрываться и красть. Они предпочитают брать — и при этом упиваться ужасом и беспомощностью жертв. Количество их "подвигов" растет — значит, негодяи чувствуют свою безнаказанность. Ощутив пьянящий вкус первой пролитой крови, они начнут убивать... Любой профессионал из правоохранительных органов подтвердит... шайки, сколачиваемые для грабежа и разбоя, очень скоро перерастают в банды. В организованные преступные сообщества с "ТТ" и "калашниковыми" в арсеналах. И вот тогда кровь льется рекой. Наиболее сильные из возникших таким образом группировок начнут борьбу за сферы влияния, попутно стараясь подчинить себе все вокруг.

Достаточно ознакомиться с историей любой из украинских "бригад", чтобы убедиться: именно с этого все и начиналось. Рэкет, заказные убийства, попытки (зачастую небезуспешные) контролировать не только коммерческие, но и государственные предприятия, "гангстерские войны" со взрывами и расстрелами — все это было потом. А вначале — наперстки и налеты на едва начинавших "оперяться" отечественных бизнесменов и прочих граждан. В 2005 г. резко возросли грабежи, разбои, мошенничество... Процесс пошел!

Криминальную волну 90-х вполне можно было бы если не остановить, то по крайней мере сбить хотя бы вполовину. Ведь были же те, кто видел, к чему все идет, пытались предупреждать. Умница Гуров публиковал в "Литературной газете" полные предвидения статьи: "Лев готовится к прыжку", "Лев прыгнул"... А замшелые генералы тем временем доказывали, что "этого не может быть, потому что не может быть никогда!" Какая еще организованная преступность в стране победившего социализма? В итоге время было упущено, а то, что произошло дальше, известно всем.

Плоды "реформ"

Неверно, следовало бы обвинять во всем происходящем милицию. На динамику преступности, как установили ученые-криминологи, влияют около 125 факторов. Правоохранители своими силами и средствами могут влиять не более чем на 30. Историки подтвердят, что за любой революцией следует рост преступности, социологи — что падение уровня жизни дает всплеск преступлений корыстной направленности. Это аксиома. Нынешняя криминогенная ситуация — детище "помаранчевой" власти в полном ее составе. То, что сегодня грабят и разбойничают массово те, кто год-полтора назад боялся высовывать нос на улицу, — это заслуга "реформированной" г-ном Луценко милиции, которая сегодня занимается "спецоперациями" вроде "Елочка", "Первоцвет" и т. п. По телевидению идет сюжет — "отработка" рынка в Севастополе на предмет обнаружения контрафактной аудио- и визуальной продукции. Но вот оператор смещает камеру, и в объектив попадают обеспечивающие "зачистку" рынка... бойцы спецподразделения "Сокол"! Это же сверхэлитный спецназ управления по борьбе с организованной преступностью! Им что, другого применения нет?!

Я не говорю, что милиция ничего не делает. Оставшиеся на местах, избежавшие луценковских чисток профессионалы-оперативники продолжают раскрывать те же убийства. Судя по постоянно цитируемым г-ном Луценко цифрам, работает и Государственная служба по борьбе с экономической преступностью (руководимая одним из немногих оставшихся в руководстве министерства профессионалом генералом Скалозубом). Однако приходится признать, что если разбойники и грабители в стране наглеют все больше, то широко афишируемые "отработки", "зачистки" и прочие мероприятия правоохранителей — показуха, которую не "подпереть" никакими цифрами, как их не тасуй.

По статистике в 2004 г. число разбойных нападений на граждан не то что не росло, а сократилось на 2,9%. К концу года снижение тяжких и особо тяжких преступлений произошло во всех регионах, за исключением Тернопольской области. Количество людей, погибших от преступных посягательств, было меньшим, чем в 2005-м.

Так где же блестящие плоды "реформирования" милиции? Где результаты, понятные каждому (в отличие от уже надоевших разговоров о "22 миллиардах, украденных старой властью")? Их нет, есть только поразительно бесплодные "победы". И нависший над страной вал насильственной преступности.

Впрочем, все еще можно поправить. Как? Элементарно — прекратить дикие эксперименты над милицией, очистить ее от политиков и вернуть туда профессионалов. Другого пути нет.

начало | архив | темники | политреформа | референдум | RSS 2.0