Rated by MyTOP
 

Выборы 2006 – грубые нарушения Конституционных прав граждан

 

Манипуляции с демократией

начало | архив | темники | политреформа | эксклюзив от ГУИП | референдум | RSS 2.0
  03.06.2020
  Статьи

Версия для печати


Два мифа периферийного капитализма

Дмитрий Вишневецкий,

"2000" (17.-23.03.06),

17.03.06

Бюрократические злоупотребления и казнокрадство — норма для любой страны периферийного капитализма, к числу которых теперь относится и наше переживающее при Ющенко стагнацию Отечество.

Ежедневно из телестудий взывают к справедливости представительные деловые люди в дорогих костюмах и при галстуках. "Нас не пускают во многие отрасли! — уверяют они. — Во всем виновата коррупция! Чиновники отдают самые прибыльные направления своим структурам". Судя по надписи в правой нижней части экрана, все они защищают интересы малого и среднего бизнеса.

Малый и средний

Что будет, если и дальше верить в "панацею", связанную с неутомимой борьбой против коррупции и развитием малого и среднего бизнеса? Целый ряд доходных мест перейдет от бизнесменов, связанных с чиновничьими структурами, к другим бизнесменам, которых представляют говорливые телеголовы, которые еще не заняли свое место под солнцем и которые в свою очередь станут чиновниками. Доходы перераспределятся. Что касается экономики, то она останется на том же месте, что и была. Взятку дают не потому, что чиновник жаден, а потому что иным способом вопросы вообще не решаются. Компенсируя недостатки управленческой системы и законодательства, бюрократ, ясное дело, не забудет и про себя. А как же иначе? Это вроде дополнительного стимулирования. Бонус. Премия. За содействие предпринимательству. За проявленную инициативу. За сочувствие к обывателю. За риск, связанный с получением взятки. И вообще за профессиональные тяготы...

В прессе и правящих кругах распространены два мнения по этому вопросу. Во-первых, взрослые люди с серьезным видом утверждают, будто основная часть валового дохода западных стран производится мелким бизнесом. Во-вторых, будто борьба с коррупцией имеет какое-то отношение к экономическому росту.

Неизвестно, где берут статистику наши публицисты, но главный секрет успехов мелкого и среднего бизнеса в США и Западной Европе состоит в том... что он таковым не является. Мелкие фирмы — фактически подразделения крупных компаний (иногда напрямую, иногда через систему кредитной зависимости и договорных обязательств). Корпорациям это выгодно, они снимают с себя ответственность, облегчают налоговое бремя. Возьмем хотя бы знаменитый "Макдональдс". Большая часть ресторанов по всему миру номинально числится независимыми предприятиями, работающими на основе франчайзинга. На самом деле это весьма жесткая структура, в которой многие даже видят черты тоталитарной секты. Что касается Украины, то малый бизнес у нас скорее играет социальную роль, наполняя городские бюджеты в городах запада. Он создал слой граждан, имеющих доход между официальным средним по стране и средним (и легализованным в Украине) на Западе (до 60 тыс. долларов в год — верхняя планка для предпринимателя-физлица). Однако перешагнуть границу между малым и средним бизнесом позволяют только огромные вложения. То есть продаваться какой-то крупной фирме необходимо. А это означает переход из статуса владельца в статус управляющего, получение на сумму продажи акций фирмы—нового владельца, франчайз, эксклюзивное партнерство. Это понимают все, кто вообще занимался или занимается честным бизнесом. Но он нашим правителям, подписывающим ночью тайные сделки, не знаком. Кстати, неужели им не приходит в голову, что малый и средний — это две разные вещи? Первый — это и таксист, и ларечник. А второй — это и автодилер, и фабрикант. Разные у них интересы. Но кроме набившей оскомину фразы "малый и средний", который нынешняя власть совершенно не защищает и чуть не угробила новыми правилами импорта, она якобы бореться с коррупцией.

Мифы о коррупции

Разговор о коррупции еще интереснее, чем дискуссия о мелком бизнесе. Общество обожает обсуждать, кто сколько украл. И за публичным осуждением то и дело слышатся нотки восхищения и зависти. Если всю страну выставляют на разворовывание, то это чудовищная несправедливость: успешно украсть что-либо ценное удается лишь немногим избранным! Феномен Лазаренко — тому подтверждение.

Политики любят разоблачать коррупцию в среде бюрократии, убеждая публику, будто сами представляют собой образец честности и неподкупности. И действительно, торговля местами в партийных списках или собственными идеологическими принципами формально не является преступлением. С точки зрения Уголовного кодекса даже самый продажный политик обладает неоспоримым преимуществом перед заурядным чиновником-взяточником. Проблема лишь в том, что при существующей в Украине социально-экономической системе коррупция неизбежна. Бюрократические злоупотребления и казнокрадство — норма для любой страны периферийного капитализма, к числу которых теперь относится и наше переживающее при Ющенко стагнацию Отечество.

А потому если политик или партия пропаганду строят на обещании покончить с коррупцией, значит — лгут. Поскольку коррупция — явление обыденное, общеизвестное и привычное, на нее легче всего сваливать любые проблемы, которые, как нетрудно догадаться, никакого отношения к ней не имеют. Общественные и хозяйственные неурядицы могут подпитывать коррупцию, но никогда не наоборот!

Статистика неумолима: среди динамично развивающихся стран коррумпированные режимы Восточной Азии в конце ХХ века постоянно занимали первые места. А государства Северной Европы, гордящиеся безупречной бюрократией и исключительно честным населением, никогда не показывали таких впечатляющих результатов. Коррупция не помешала экономическому рывку Индии. Рост взяточничества и воровства сопровождал промышленный бум в Китае. Пробовали особо злостных мздоимцев расстреливать. Не помогает. На смену одному павшему пройдохе встают десятки и сотни новых.

Коррупция никогда не бывает причиной проблемы, а всегда лишь ее следствием. Она становится способом компенсации диспропорций и противоречий, существующих в системе управления, в обществе, в хозяйстве и в конечном счете в культуре. Именно поэтому "борьба с коррупцией" становится идеальным лозунгом любого политического демагога, который призывает радикально изменить жизнь, оставив все по-старому. Не зря при режиме Ющенко взятки возросли в несколько раз. Как и в любой Анчурии О.Генри после прихода нового "революционного" президента, обязанного своей победой главному покупателю местных бананов и сместившего своего предшественника за неуступчивость в вопросах ценообразования.

Другой поход

Как-то в Венесуэле соратник президента Уго Чавеса рассказывал ему о положительных итогах антикоррупционной кампании: воровать стали меньше. Только на эффективности производства это никак не отразилось.

Венесуэльское руководство пришло к выводу, что дело не в коррупции, а в социально-экономической системе. Ее и надо менять. Как только начали проводить структурные реформы, была предпринята попытка государственного переворота. При поддержке США, естественно. Это вам не кампания за "чистые руки" чиновников, это серьезно.

Борьба с коррупцией — не что иное, как охота за конкретными взяточниками. Понятное дело, проворовавшийся чиновник вызывает общественное осуждение, хотя и честный человек, оказавшийся на его месте, тоже "тормоз прогреса".

Дело в том, что когда люди служат злу, лучше, чтобы они были еще и коррумпированны. Ибо с продажным исполнителем можно как-то договориться. Если же злу служат честно и безупречно, получается третий рейх. У нас еще есть шанс это упредить.

начало | архив | темники | политреформа | референдум | RSS 2.0