Rated by MyTOP
 

Выборы 2006 – грубые нарушения Конституционных прав граждан

 

Манипуляции с демократией

начало | архив | темники | политреформа | эксклюзив от ГУИП | референдум | RSS 2.0
  29.05.2020
  Статьи

Версия для печати


Варшава – Киев: помечтаем вместе!

Виталий Дзюба, Петр Домский,

From-ua.com,

03.03.06

"Евроинтеграционной" и "натовской" риторикой, показной готовностью принимать посредничество таких политиков, как Качиньский, украинские верхи вносят в отношения Украины с Россией существенный элемент лично-идеологического. Это явно ослабляет позиции Украины в деловом торге с Москвой и не поднимает ее в глазах мирового общественного мнения.

Президент Польши Лех Качиньский носится с проектом создания единой системы энергетической безопасности Европы словно известный персонаж с писаной торбой. По его мнению, Европейский Союз вместе с Украиной, опираясь на политическое давление со стороны США, должен поставить Россию "на место" и вынудить ее беспрекословно выполнять требования Запада в энергетической области. Обо всем этом он много говорил в Киеве. На этом же настаивал ранее и в Париже. Визит в столицу Франции прошел красиво и... бесплодно.

Месса не задалась

Хотя программа рабочего визита не предусматривала торжественной встречи, французы встретили Качиньского гвардией и военным оркестром. Все дело в том, что визит в Париж польский президент считал самым важным среди уже выполненных и запланированных поездок. Состоялись визиты в Рим, Ватикан, Прагу, Вашингтон. Впереди – посещение Берлина и Вильнюса. Париж – первая столица "старой Европы", в которую приехал Качиньский. Поэтому Жак Ширак оценил это обстоятельство и внешне был весь сплошная любезность.

Во время завтрака в Елисейском дворце два президента говорили об Украине, Белоруссии и отношениях с Россией. Позже, во время беседы с журналистами, Лех Качиньский объяснил, что он рассказал Шираку о том, что хотел бы добиться улучшения отношений с Россией и встретиться с этой целью с Владимиром Путиным.

Качиньский, надо признать, на пресс-конференции изо всех сил хотел предстать оптимистом. Он утверждал, что во время переговоров все проходило сверх всяких ожиданий гладко, даже в тех вопросах, где всегда сохранялись существенные разногласия. В частности, отвечая на вопрос о будущем Европейского Союза, он даже заявил, что "период напряженности и недопонимания в отношениях двух стран" теперь позади.

ЕС по-польски и по-французски

Жак Ширак, подобно премьер-министру Бельгии Ги Верхофстадту, считает, что надо скорее реанимировать конституционный процесс и двигаться по пути создания Соединенных Штатов Европы (СШЕ), хотя бы в пределах еврозоны. Качиньский, как и другие "младоевропейцы", наоборот, убежден, что ЕС должен остаться комфортной для поляков зоной свободной торговли и источником субсидий. Во всем остальном он хотел бы следовать Вашингтону, а не Брюсселю.

Некоторые французские газеты, в частности Le Figaro, к приезду польского гостя поместили материалы о его евроскептицизме и трогательном отношении к Вашингтону. Вопросы такого рода особенно раздражали Качиньского во время встречи с журналистами. "В Польше есть группа евроэнтузиастов, даже не в квадрате, а в шестой степени, для которых каждый, кто утверждает, что Польша должна иметь государственность, является евроскептиком", – сорвалось однажды у него.

Находясь в Париже, Лех Качиньский предпочел не вспоминать, как в 2003 году Жак Ширак, возмущенный поддержкой со стороны Польши и других "младоевропейцев" американского вторжения в Ирак, сказал, что они "утратили момент, чтобы посидеть тихо". "Надеюсь на то, что больше никогда к тому не будем возвращаться", – только и заметил на сей раз польский лидер.

Французские власти, несмотря на проигранный референдум по Евроконституции, нацелены на создание новых правовых оснований для развития ЕС по пути углубленной интеграции. Поляки согласны интегрироваться только до тех пор, пока с этим согласны в Вашингтоне. По итогам переговоров Качиньский заявил, что остается сторонником подготовки нового конституционного соглашения, поскольку прежний проект Евроконституции и "предложенная в нем система институциональных решений не являются актуальными". Однако он уклонился от изложения польской позиции в том, каким должен быть новый проект. Лишь заметил, что "чем скорее, тем лучше". Видно, здесь общей позиции у двух президентов не было.

Прощай, "пакт мушкетеров"…

Президент Польши пространно рассуждал об углублении сотрудничества в области энергетической безопасности и сотрудничестве по отдельным инициативам во внешней политике и оборонной сфере, избегая, правда, всяческих упоминаний о возможности совместной внешней политики в рамках Союза.

Но убедить Жака Ширака по самому важному для Качиньского вопросу – заключению энергетического "пакта мушкетеров", как назвал этот проект премьер-министр Польши Марцинкевич, – не получилось. Дело в том, что энергетическую безопасность Качиньский связывает не столько с единой линией ЕС в этом вопросе, сколько с военно-политическими функциями НАТО, где хозяевами положения являются Соединенные Штаты.

Отдавать безопасность Франции в руки США, портить из-за этого отношения с Россией – это для Ширака и политической элиты страны не просто чересчур, но совершенный нонсенс. К тому же именно сейчас решается судьба того, у США или Франции с Германией Россия закупит крупную партию пассажирских авилайнеров, кто победит – американский Boeing или европейский аэробус А350. С другой стороны, Франция и Россия имеют немало общего в подходе к решению сложнейшего узла проблем на Ближнем Востоке, где объективно они совместно противостоят чрезмерным аппетитам США. Ясно, что Москва, скорее всего, по достоинству оценит принципиальность Парижа. А Польше пока придется, пожалуй, отложить свой мушкетерский пакт.

От мушкетеров к рейтарам

Можно предположить, что энергетический прожект Качиньского, рожденный, скорее всего, американскими аналитиками, не найдет понимания и в Берлине. Ведь Польша, считающая себя политическим "диспетчером" в организации антироссийских инициатив в группе новых членов ЕС и активно проталкивающая "цветную революцию" в Беларусь, надеялась на особую поддержку нового немецкого канцлера Ангелы Меркель. И, прежде всего, она хотела этой поддержки в вопросе блокирования строительства газопровода в обход Польши по дну Балтийского моря.

Но Меркель уже несколько раз очень внятно дала понять, что считает строительство газопровода правильным и намерена всячески его поддерживать. Многие также заметили, что, вопреки критике Вашингтоном принятого в России закона о неправительственных организациях, Меркель ничего против него не имеет.

Кроме того, как сообщает болгарская "Русская газета", в СМИ просочилась информация, что в качестве благодарности за решение вопроса о покупке европейских самолетов Ангела Меркель пообещала на встрече в Москве открыть двери для участия российской стороны в качестве равноправного партнера во всех проектах Airbus. Главными игроками в Airbus являются Германия и Франция, а значит, став равноправным партнером в концерне, Россия, благодаря экономическому "союзу трех", получает шансы сохранить стратегический треугольник "Москва - Берлин - Париж". Где уж здесь Качиньскому?

Меньше всего президент Польши говорил о будущем "Веймарской тройки" – форуме сотрудничества между Польшей, Францией и Германией. Сказал только, что встреча участников форума должна состояться в мае. Судя по тому, что раньше даты проведения форума назначались сначала на февраль, затем на март, французы и немцы теряют интерес к развитию отношений с Польшей.

Нечего было сказать Качиньскому и об открытии французского рынка труда для поляков. Как сообщила Gazeta Wyborcza, французы еще раздумывают над этим вопросом и, вероятно, откроют для поляков только несколько секторов рынка труда – строительство, отели и пищевую отрасль. То есть там, где сами французы предпочитают не работать. Во Франции не забывают, что пресловутый "польский сантехник" стал одной из причин провала референдума по Евроконституции.

Лех Качиньский является убежденным католиком. Но месса в Париже ему явно не удалась. И не потому, что там, кроме католиков, немало представителей иных конфессий. Просто Польша для Франции, как и для других государств "старой Европы", не только периферия, европейская обочина, но еще и плетущаяся в американском обозе. Отсюда и соответствующее отношение. Это обстоятельство заметили и в Польше. Газета Trybuna пишет, что "визит может оставить впечатление незавершенности".

Во Франции высказывания СМИ имеют еще более откровенный характер. Le Monde, например, говорит, что "в Польше – ради сохранения власти – создана коалиция консерваторов, популистов и интеграторов", намекая тем самым, что противоестественный, по европейским меркам, характер коалиции не способствует упрочению связей между двумя странами. В том же духе высказывается и Le Figaro, по мнению которой, Ярослав Качинский, брат президента, – это его "серый кардинал". В Париже тем самым дают понять, что хотели бы развивать отношения с Варшавой, но с другими персоналиями во власти. Не исключено, что примерно так же Париж оценивает и современную Украину.

Лех и Виктор

Польские хитрости не обязательно должны быть украинскими хитростями. Качиньский позволил себе высказывание, которое довольно бездумно приводили многие украинские СМИ. Он заявил, что Польша хочет стать для Украины "спикером ее евроинтеграционных и евроатлантических стремлений".

Да, президент Квасьневский умел заставить к себе прислушиваться, но Качиньский – личность другого калибра и политико-идеологической ориентации. Не в обиду Посполитой будь сказано, Квасьневский был заметно выше Польши, а Качиньский, скорее, ниже, если не сказать, что в самый раз. Квасьневский был политиком предельно умеренной левой ориентации. Такие левые для европейцев понятны и близки, они респектабельны, предсказуемы, с ними не зазорно общаться помимо официальных мероприятий. Качиньский победил на президентских выборах как политик правый, он националист и во многом консерватор.

Притязания Качиньского на роль "речника" Украины как минимум смешны, а как максимум – бесполезны с точки зрения национальных интересов Украины. А может быть, и вредны. Ну, в самом деле, зачем Украине особые отношения с политиком, который заявляет, что Евросоюз, оказывается, – только меньшее зло по сравнению с таким злом, как Россия и глобализация?

Национальным интересам Украины отвечала бы политика, смысл которой формулируется предельно просто: не делать ничего в пику России. Делать что-то в пику – это проявление мелочности. Такие вещи очень хорошо чувствуют как люди, так и государства. Только не будучи мелочным, можно жестко отстаивать свои интересы.

Это как в бизнесе. Если партнер видит, что у вас нет к нему ничего личного, он быстрее пойдет на взаимовыгодные договоренности. "Евроинтеграционной" и "натовской" риторикой, показной готовностью принимать посредничество таких политиков, как Качиньский, украинские верхи вносят в отношения Украины с Россией существенный элемент лично-идеологического. Это явно ослабляет позиции Украины в деловом торге с Москвой и не поднимает ее в глазах мирового общественного мнения.

начало | архив | темники | политреформа | референдум | RSS 2.0