Rated by MyTOP
 

Выборы 2006 – грубые нарушения Конституционных прав граждан

 

Манипуляции с демократией

начало | архив | темники | политреформа | эксклюзив от ГУИП | референдум | RSS 2.0
  30.05.2020
  Статьи

Версия для печати


Юбилей... провокации

Александр Иващенко,

"2000" (10.-16.03.06),

10.03.06

Вспоминая и расследование уголовного дела, и суд, невозможно обойти молчанием вопрос: как удалось из всей этой истории выйти сухим г-ну Луценко? Ведь депутатского иммунитета у него на момент возбуждения дела не было, но на скамью подсудимых рядом с Андреем Шкилем он не угодил.

Провокация, которой не было

Даже сейчас, пять лет спустя, многие его участники продолжают твердить: "9 марта — провокация властей! Милицейская провокация! Мы были ни в чем не виноваты! Милиция преследовала мирных демонстрантов..."

Да что вы, право! Ведь вы же теперь победители, революционеры. Имейте мужество признать тех, кто швырял 9 марта в милиционеров камни, героями и предтечами вашей "революции". Вот только перед господами из Европейского Союза неудобно: проще твердить о "провокации".

Была ли она на самом деле? Чтобы разобраться, следует прежде всего выяснить, какую цель могла преследовать власть, "устраивая провокацию", какими методами и когда ее добиваться.

Думается, "устраивая провокацию" в отношении радикальных членов оппозиции, любая власть стремится только к одному — получить повод, чтобы начать против оппозиционеров репрессии, — бросить в тюрьмы, физически устранить в конце концов. Тут же преследуется и другая, не менее (если не более) важная цель — путем репрессий запугать народ, дав понять, что любые попытки протеста будут пресечены жестоко и кроваво. У тех, кто хотя бы по телевидению видел разгон демонстрации в своем родном городе с применением всех сил и средств (пусть даже только милицейских подразделений), выступать в следующий раз пропадет желание...

И что? Хоть одна из этих целей была реализована? Вернее, делались ли тогдашней властью хоть какие-то шаги для их достижения? Разве против участников акций применяли огнестрельное оружие? Слезоточивый газ? Резиновые пули? Водометы? Они были разогнаны, обращены в паническое бегство превосходящими силами милицейских и армейских подразделений? В Украине начались массовые аресты, введено чрезвычайное положение? В Киеве 9 марта ввели комендантский час? Была запрещена хоть одна политическая партия? Закрыто хоть одно СМИ? Ответьте в конце концов, сколько человек были брошены в тюрьмы, репрессированы, физически устранены "злочинною владою"? Где сейчас руководители акции "Украина без Кучмы"?

Все живы-здоровы, в подавляющем большинстве вполне благополучны, а некоторые даже на государственных постах. За исключением, конечно, тех, кто понял, в чем принимал участие. Тех, кто задумался и вразумился...

Альтернативный сценарий

Но, может быть, власть не имела возможности реализовать 9 марта сценарий "провокации"? Возможно, миролюбивая и политкорректная оппозиция не дала ей этого сделать? Давайте вспомним те моменты, когда противостояние достигло апогея.

Итак, первые "силовые акции" в отношении милиции были предприняты ранним утром. Обратимся к официальным сообщениям: "В 7.30 около 20 человек во главе с народным депутатом Украины Валентиной Семенюк и координатором акции "Украина без Кучмы" Юрием Луценко попытались разорвать милицейский кордон на углу бульвара Шевченко и улицы Владимирской и прорваться к памятнику Т. Шевченко. Эта попытка была предупреждена сотрудниками милиции".

Впоследствии генерал-лейтенант милиции Александр Савченко, на тот момент командовавший блоком милиции общественной безопасности ГУМВД Украины в Киеве, вспоминал, что этот кордон стоял не только без спецсредств и газовых баллончиков, но и без щитов. Когда на сотрудников милиции градом посыпались удары, им начали плевать в лицо и срывать погоны, руководство было вынуждено выдвинуть в первые ряды находившихся до этого в резерве милиционеров со щитами, касками и спецсредствами. Как оказалось, вовремя.

Через несколько минут после первой попытки к месту событий прибыло "подкрепление" в виде не менее пяти десятков членов УНАУНСО с господином Андреем Шкилем. Многие из этих "борцов за демократию" были вооружены металлическими прутьями. Вкупе с г-м Луценко и его "орлами" они снова пошли на прорыв. Правоохранителей били железными прутьями по чем попало, вырывали у них дубинки и щиты... Пролилась первая кровь — трое милиционеров получили телесные повреждения, одного пришлось немедленно госпитализировать.

И что последовало за этим? Реагирование стражей порядка заключалось в том, что девять самых активных нападавших были задержаны и доставлены: пятеро — в Ленинградский, четверо — в Днепровский райотделы милиции.

В 8.30 к памятнику прибыли президент Леонид Кучма и... да-да, припоминаете, кто еще? Премьер-министр Виктор Ющенко! Возложили цветы и отбыли. Виктор Андреевич, будущая опора и отец демократии в Украине, не пошел к милицейским кордонам, не вышел к людям, не сделал ровно ничего, чтобы предотвратить дальнейшие события. И, кстати, говоря о "провокации власти", не имеете ли вы в виду и..? Ай-яй-яй, нехорошо-то как получается! Недаром вместо слов "провокация власти" сейчас чаще употребляют "милицейская провокация".

После снятия милицейских кордонов в парке Шевченко начался многолюдный митинг оппозиции. Именно во время него и возник порыв — идти и силой освобождать задержанных. Около половины одиннадцатого утра колонна, насчитывавшая примерно тысячу человек, направилась к зданию ГУ МВД Украины в Киеве. Вот переломный момент, после которого разговоры о "милицейской провокации" не более, чем бред!

Тогда киевскими правоохранителями командовал генерал-лейтенант милиции Юрий Смирнов. Человек, для которого массовые акции протеста не были чем-то новым, ибо он возглавлял милицию Луганщины во времена активных шахтерских выступлений. Неужели вы думаете, что если бы нужен был предлог для атаки оппозиции, кто-то стал бы ожидать более удобного момента? Да вот он, предлог, перед центральным входом в ГУВД беснуется и выкрикивает оскорбления. Достаточно одной искры — и толпа, чья агрессия давно превысила критическую массу, пойдет на штурм! Больше ничего не требуется — после этого в соответствии с действующим законодательством можно применить все что угодно. По закону "О милиции" — даже табельное оружие на поражение.

Так вот вам "альтернативный сценарий": милиция не выдает задержанных. Основательно разогретые ораторами молодцы сперва забрасывают здание управления тем, что под руку попадет, бьют окна, а затем начинают ломиться в дверь. В ответ летят гранаты со слезоточивым газом. А тем временем из выходящих на площади Михайловскую и Софийскую улиц уже выдвигаются стройные милицейские и солдатские колонны. Штурмующие оказываются зажатыми в стальные клещи. Место действия, кстати говоря, практически идеально подходит для реализации именно такой диспозиции. Рядом и транспортные артерии, пригодные для переброски сил, и парки для их высадки и сосредоточения. Перекрыть близлежащие улицы при грамотных действиях тоже особого труда не составило бы. Превратить ту же Михайловскую площадь в мышеловку для собравшихся — и начать ее "зачистку". Именно так и действовала бы власть, заинтересованная в спланированной провокации. Вопрос в другом — сколько жертв с обеих сторон было бы при таком развитии событий?

Было ли у руководства милиции время подготовить нужный сценарий и привести его в исполнение? Да сколько угодно — с восьми утра до половины одиннадцатого, за два с половиной часа, минувшие от первых стычек с участниками акции до появления их на Владимирской, 15, Смирнов успел бы стянуть туда чуть ли не весь гарнизон киевских правоохранителей, кроме тех, кто был задействован в кордонах в прочих "горячих точках", парке Шевченко. Включая подразделения Внутренних войск, спецназ и бронетехнику. Только не стал он этого делать. Не было ни бэтээров, ни снайперов. Перед дверями управления, в которые вот-вот должны были ударить первые камни, стоял Смирнов, его заместители и несколько бойцов "Беркута". Юрий Александрович, прекрасно понимая, что скоро события выйдут из-под контроля и сотрудники милиции будут вынуждены применить силу, отдал приказ: освободить задержанных! Пятерых доставили прямо к управлению, остальные присоединились к сотоварищам позднее.

После этого, думается, любому здравомыслящему человеку понятно: ни о какой провокации власти речь идти не может. Милиция не рассматривала силовой вариант ни когда толпа собиралась штурмовать городское ГУВД, ни когда спустя три с лишним часа она (состоявшая в основном из тех же лиц) появилась у главного милицейского здания страны — Министерства внутренних дел на Богомольца, 10.

Погром и побоище

Снова процитирую официальную хронику: "Приблизившись к проходной МВД Украины, участники акции, поскандировав 5—10 минут, по команде по мегафону принесенными с собой металлическими прутьями и другими предметами поломали вспомогательную ограду из деревянных щитов, установленную на тротуаре улицы Богомольца перед зданиями МВД. После этого митингующие начали забрасывать здание контрольно-пропускного пункта МВД сырыми яйцами, камнями, оторванными от щитов доками, другими предметами, били по дверям пропускного пункта металлическими прутьями, наклеивали листовки антигосударственного содержания, заблокировали входную дверь оторванными от вспомогательной ограды деревянными щитами. При этом некоторые из них демонстративно отправляли свои естественные потребности около здания КПП".

Да уж, ни убавить, ни прибавить. Хотя добавить есть что. На снимке видно, как Юрий Витальевич Луценко, удовлетворяя, наверное, самую насущную свою потребность — информировать, делает это путем "назаборной росписи". Безусловно, заслуживающее уважения, вполне достойное политического деятеля, помощника народного депутата, нардепа, а впоследствии министра внутренних дел занятие.

И снова милиция не ответила на выходки. Это при том, что в министерстве имеется комендантский взвод, куда набирают ребят отнюдь не слабых и не пугливых. Вооруженных и экипированных "на уровне". Существует (или по крайней мере существовал в те времена) и так называемый сводный отряд из сотрудников аппарата МВД, проходящий соответствующие тренировки и имеющий в распоряжении все средства для действий в подобной ситуации. Однако сила против бесновавшихся под МВД участников акции, чьи действия подпадали под ряд статей Уголовного кодекса, так и не была применена.

Зато чуть погодя они себя показали во всей красе! То, что произошло на углу Лютеранской и Банковой, не имеет иного названия, нежели побоище. В сотрудников милиции летели не только камни, палки, бутылки (в том числе и с зажигательной смесью), но и турникеты, весившие более 50 килограммов! Их били, вытаскивали из строя, валили на землю и топтали ногами. Все это видно на фотографиях и не нуждается в комментариях. То, что никто из парней в милицейской форме не был убит, — просто чудо.

За медицинской помощью впоследствии обратились более 70 стражей порядка. 59 из них получили тяжелые травмы: сотрясения мозга, черепно-мозговые травмы, переломы ребер и конечностей. Около 40 были госпитализированы. Такое количество травмированных (несмотря на навыки) милиционеров объясняется, помимо исключительной агрессии и жестокости нападавших, еще одной причиной. Они не переходили в контратаку. Правоохранители практически не защищались (поскольку в такой ситуации единственно действенной является защита активная). И это при том, что участники акции фактически осуществляли нападение на объект, имеющий статус особо охраняемого, — резиденцию первого лица государства. Милиция стояла живой стеной. И выстояла.

Итоги

Задержания наиболее активных вандалов все-таки были проведены. Но позднее, к вечеру, когда они не могли привести к новому всплеску массовых беспорядков. В райуправления столицы были доставлены 217 человек, из которых 12 отпустили практически сразу, даже без привлечения к ответственности. В отношении 205 правонарушителей составили административные протоколы за мелкое хулиганство и злостное неповиновение работникам милиции. В административном порядке задержали 88 человек, на 85 были наложены штрафы. СБУ возбудила два уголовных дела по поводу событий 9 марта 2001 года, объединенных впоследствии в одно производство. В августе 2001-го Генпрокуратура утвердила обвинительное заключение в отношении 19 лиц — организаторов и активных участников массовых беспорядков.

Им было выдвинуто обвинение в организации и активном участии в массовых беспорядках, которые сопровождались насилием над сотрудниками милиции и военнослужащими, погромами, поджогами, уничтожением госимущества, сопротивлением представителям власти и применением холодного оружия, что привело к тяжким последствиям, то есть в совершении преступления, предусмотренного ст. 294 Уголовного кодекса.

Дальше был суд, совпавший с парламентскими выборами 2002 года. Сколько участников и организаторов событий 9 марта носят сегодня значки депутатов? Будем откровенны — суд закончился практически ничем. А нынче все громче раздаются голоса тех, кто требует реабилитировать всех участников тех событий как борцов с "злочинною владою". Тогда уж заодно и присвоить им звания "Герой Украины". Многих бы и это не удивило...

Кстати, вспоминая и расследование уголовного дела, и суд, невозможно обойти молчанием вопрос: как удалось из всей этой истории выйти сухим г-ну Луценко? Ведь депутатского иммунитета у него на момент возбуждения дела не было, но на скамью подсудимых рядом с Андреем Шкилем он не угодил. Тут, господа, ей-богу, какая-то ужасная тайна. Уж не с ней ли связаны язвительные высказывания в адрес Юрия Витальевича того же Шкиля, которому Луценко в разгар предвыборной гонки припомнил "дело 9 марта"? И вовсе уж непарламентские высказывания, звучащие в адрес руководителя МВД из уст г-на Турчинова?

Сегодня, анализируя те события и говоря о провокации, становится ясно, что если кто кого и провоцировал, то отнюдь не правоохранители. Это демонстранты раз за разом атаковали не только кордоны и заградительные цепи милиции, но и ее здания. Неужели руководители акции не понимали, чем чреваты подобные действия? Что милиционеров подталкивают к применению спецсредств и оружия, ставя в ситуацию, когда они по закону имеют полное право на их применение? Или понимали, но на это и рассчитывали? Чья же, в конце концов, провокация имела место 9 марта 2001 года? Имена истинных руководителей акции, похоже, так и не прозвучали. А если так — то где гарантия, что подобный сценарий не попытаются реализовать еще не раз?

начало | архив | темники | политреформа | референдум | RSS 2.0