Rated by MyTOP
 

Выборы 2006 – грубые нарушения Конституционных прав граждан

 

Манипуляции с демократией

начало | архив | темники | политреформа | эксклюзив от ГУИП | референдум | RSS 2.0
  29.05.2020
  Статьи

Версия для печати


Соперничество с Москвой смерти подобно

Анатолий Орел,

День, Журнал "Лимес", Италия, №1/2006 год,

07.03.06

На мой взгляд, основная причина заключается в том, что новое руководство вознамерилось употреблять хирургический скальпель там, где следовало лишь сохранить и взрастить зерно предыдущих наработок, очистить его от грязи и наслоений переходного периода.

Анатолий Орел с 1999 по 2004 год занимал должность заместителя главы Администрации Президента Украины и руководителя Главного управления по вопросам внешней политики. Недавно его статью опубликовал итальянский журнал «Лимес». Полагаем, что нашим читателям важно знать точку зрения бывшего посла Украины в Италии.

Прежде всего отмечу, что мне весьма приятно наблюдать повышенный интерес к Украине со стороны итальянских изданий.

Это — весомый результат прошлогодней оранжевой революции, когда люди, уставшие от предыдущего режима, решительно потребовали перемен и добились их мирным, ненасильственным путем.

Скажу без преувеличения: революция открыла перед Украиной воистину бескрайние возможности. Никогда в истории украинской независимости рейтинги первых лиц государства не достигали такой заоблачной высоты. Никогда еще окружающий мир не предоставлял Украине такого кредита доверия и моральной поддержки. В результате украинское руководство могло беспрепятственно осуществлять самые смелые реформаторские проекты, не боясь падения популярности.

Если бы эти благоприятные предпосылки были полной мерой использованы, Украина могла бы стать для окружающего мира настоящей витриной ускоренного общественного развития, ярким примером в проведении демократических и рыночных трансформаций.

Однако буквально через год радужные надежды сменились в Украине глубочайшим политическим и экономическим кризисом. Различные ветви власти в стране (Президент, парламент, правительство) находятся в ситуации перманентной войны, экономика — в состоянии хаоса и неопределенности. Забыты рекордные показатели роста ВВП, прекращены даже разговоры о каких-либо реформах. Безудержный рост цен больно ударил по жизненному уровню каждой семьи.

Внешняя политика оказалась нерезультативной и оторванной от реальных национальных интересов страны. Участники прошлогодних событий, искренне поверившие новой власти, чувствуют себя жестоко обманутыми. Невиданный по силе и размаху всплеск надежд сменился глубоким разочарованием. Лагерь «оранжевых» покидают наиболее стойкие их приверженцы.

Аналитик американского Фонда Карнеги Андерс Ослунд считает, что лишь бомбардировка украинской территории могла бы иметь более разрушительные последствия, чем экономическая политика правительства государства в первые восемь месяцев минувшего года.

Что же произошло? В чем причина такого стремительного провала?

На мой взгляд, основная причина заключается в том, что новое руководство вознамерилось употреблять хирургический скальпель там, где следовало лишь сохранить и взрастить зерно предыдущих наработок, очистить его от грязи и наслоений переходного периода. Имея лишь опыт политического дрейфования в хаосе постсоветских лет, представители новой власти в буквальном смысле слова не знали, что им делать со страной, демонстрирующей рекордные темпы экономического роста.

Кроме того, после беспрецедентного накала страстей во время избирательной кампании, пришедшая к власти оппозиция увидела в представителях украинского госаппарата исключительно врагов, подлежащих ликвидации. Была проведена массовая чистка государственного аппарата страны — уволено несколько десятков тысяч(!) государственных служащих, заподозренных в симпатиях к «неправильному режиму». Эти люди не нарушали украинских законов — они просто придерживались иных политических взглядов и честно выполняли свои служебные обязанности. Вряд ли возможно представить что-либо подобное в Италии или в любом другом государстве, исповедующем демократические ценности!

Сложилась парадоксальная ситуация — весьма и весьма тонкая прослойка «оранжевых» политиков, в последний раз занимавших государственные посты еще в 1990-х годах, в своих действиях была вынуждена опираться на новых, наспех набранных людей, в массе своей некомпетентных и не имеющих ясного представления о том, как нужно управлять государством. В Украине решили на практике реализовать большевистский тезис Владимира Ленина о том, что и кухарка может управлять государством.

Отсюда следует и вторая, не менее важная причина нынешнего незавидного положения — грубые ошибки в анализе геополитического положения Украины и явная переоценка собственных возможностей. Из лексикона новой украинской власти полностью исчезло понятие «прагматизм». В Киеве решили, что достижений революции достаточно для того, чтобы Европа немедленно распахнула свои двери перед Украиной, а Россия поспешила тут же оплачивать все расходы своего соседа по сближению с Западом.

На деле не произошло ни того, ни другого. Однако нынешние руководители внешней политики Украины оказались напрочь лишенными способности предвидеть хотя бы ближайшие последствия своих шагов.

Неудивительно, что самым серьезным испытанием для Украины стала так называемая газовая война с Россией.

Чтобы убедиться, что этой «войны», при желании, легко можно было избежать, достаточно задать пару простых вопросов — разве в Киеве не знали, что Украина почти полностью зависима от поставок российского газа и нефти? Разве не знали, что Россия все эти годы продавала Украине газ по цене, весьма далекой от рыночной?

Тем не менее Киев, выстраивая тактику переговоров с Россией, предпочел исходить из иллюзий, а не из реальных фактов. Смею утверждать, что при сохранении подобных подходов мы будем обречены пережить еще не одну «войну», и не только «газовую».

Самое главное — правительство Украины не осознало полной мерой, чем сегодня стала Россия за почти 15 лет постсоветского развития.

Россия В. Путина разительно отличается как от СССР, так и от России периода раннего Б. Ельцина, с которой в основном привыкли иметь дело нынешние руководители Украины до их перехода в оппозицию.

Нынешняя Россия научилась достаточно эффективно пользоваться своими факторами преимущества, причем не только военного и психологического, как это было раньше, а, все в большей степени, также экономического. Кроме того Кремль умело использует в своих целях взаимозависимость с Западом, не позволяющую последнему выходить за определенные пределы в критике российской внешней и внутренней политики.

Существует еще один важный аспект, который, по моему мнению, является ключевым для понимания реальных причин газового кризиса. Этот аспект остается вне поля зрения как украинских политиков, так и экспертного сообщества.

Речь идет о твердой решимости нынешнего политического руководства Кремля вернуть Россию в первые ряды международной политики.

Хотел бы обратить внимание читателей на существование целого ряда объективных факторов, являющихся благоприятными для достижения Москвой своих целей.

Во-первых, это — постоянное увеличение потребностей промышленно развитых стран в энергоносителях. Речь идет не только о странах Евросоюза, но и о странах азиатско-тихоокеанского региона.

Во-вторых, это — глубокое осознание Россией своих возможностей в этой сфере и, соответственно, ее готовность использовать статус крупнейшего поставщика энергоносителей для достижения стратегических целей своей политики (хотя энергоносители являются не единственным средством реализации стратегии возвращения России в лоно великих держав).

В-третьих, не меньшее значение имеет, с одной стороны, усиливающаяся заинтересованность все большего числа субъектов международных отношений в многополюсном мире, и, с другой стороны, возрастающая мощь отдельных государств, имеющих предпосылки стать самостоятельными центрами силы.

Однако, к сожалению, нынешняя украинская власть игнорирует то, что признают и с чем вынуждены считаться основные международные центры влияния. Тем самым она сознательно избрала наиболее пагубный с точки зрения национальных интересов вариант поведения в отношениях с Москвой. Что и не замедлило привести к самым печальным последствиям для дальнейшего политического и экономического развития Украины. Ибо во все предыдущие годы мы могли быть уверены, что периодически возникавшие трения и споры между Украиной и Россией не выйдут за пределы временных противоречий двустороннего характера, в чем-то даже неизбежных. Все предыдущие кризисы в отношениях между двумя странами были непродолжительными и заканчивались взаимным удовлетворением сторон.

Сейчас же ситуация принципиально иная. Непродуманные действия Украины в контексте неверной по сути концепции — «сближение с Западом равносильно вражде с Россией» — привело только к одному практическому результату: Москва стала рассматривать нынешнюю украинскую власть как явно недружественный режим, с которым вряд ли будет возможно найти общий язык.

Негативные последствия «газовой войны» для украинской экономики будут более чем серьезными. По оценкам Мирового банка, прямые потери Украины от повышения цен на газ в 2006 году могут быть оценены в 1,6 млрд. долларов. Прогнозируется, что рост цен на газ будет иметь негативное влияние на текущий платежный баланс в размере около трех процентов ВВП.

Следует отметить, что до возникновения газового кризиса мало кто в Украине осознавал, насколько важной была роль льготных цен на энергоносители в обеспечении недавнего подъема украинской экономики. Масштабы такого скрытого субсидирования далеко превосходили размеры всей помощи нашей стране со стороны Запада.

К сожалению, на сегодня украинское правительство не имеет хотя бы приблизительных планов и расчетов того, каким образом в будущем возможно компенсировать для экономики страны потери от возросших цен на газ.

Но ущерб для Украины от «газовой войны» лежит не только в экономической плоскости. Впервые за всю историю независимости противостояние с Россией стало причиной внутреннего политического кризиса в Украине, продолжающегося и по сей день.

Это противостояние резко ослабило позиции украинского правительства внутри страны. После подписания соглашений с Россией, большинством политических сил расцененных как невыгодные, власти не удалось убедить украинское общество в своей правоте. Можно предсказать, что вызванный «газовой войной» затяжной политический кризис будет продолжаться до парламентских выборов в конце марта этого года.

При этом Запад делает вид, что не замечает прямой связи между газовым конфликтом с Россией и внутриполитическим украинским кризисом. Более того, многие в Европе политическую нестабильность в Украине используют как предлог для оправдания политики выжидания и невмешательства.

К глубокому сожалению, «оранжевая» власть ничего этого не смогла ни предвидеть, ни предотвратить. Украинские политики провластного лагеря продолжают питать иллюзии о том, что Россия, как это не раз бывало раньше, в конце концов пойдет на попятный под давлением Запада.

Однако этого не происходит и в обозримом будущем не произойдет.

Что делать Украине в сложившейся ситуации?

В первую очередь, понять одну весьма простую вещь. А именно — принятие во внимание курса Москвы на возвращение былого могущества отнюдь не означает отказа от защиты национальных интересов Украины, совсем наоборот.

Россия, как уже отмечалось, рассматривает укрепление своих позиций поставщика энергоносителей в качестве одного из своих основных внешнеполитических инструментов.

К сожалению, Украина как основное звено, соединяющее российские энергоносители с европейскими потребителями, утратила доверие России к себе как к надежному партнеру в этой сфере. По этой же причине Москва объективно воспринимает как фактор риска и нестабильности отсутствие собственного контроля над транспортными магистралями Украины. Тем более в условиях настроенности Киева на проведение политики, однозначно расцениваемой в Кремле как антироссийская.

В этой связи трудно согласиться с одним из мифов, широко циркулирующих в экспертных кругах. Украинско-российское газовое противостояние не является попыткой Москвы наказать Киев за его курс на европейскую и евроатлантическую интеграцию.

Это не так хотя бы потому, что на самом деле сегодня ни о какой европейской интеграции Украины не может идти и речи в условиях решительного отказа Брюсселя рассматривать в каком-либо виде европейские перспективы нашей страны. Практическое сотрудничество Украины и ЕС реально замедлилось в условиях резкого снижения эффективности работы украинских государственных механизмов.

Вряд ли следует серьезно рассматривать возможности ускоренного вступления Украины в НАТО в ситуации, когда, согласно опросам общественного мнения, членство в Альянсе поддерживает не более 15% населения страны.

Утрата доверия России к Украине объясняется иными факторами. В первую очередь тем, что украинская власть ошибочно предположила: успех Украины на Западе прямо пропорционален степени дистанциирования Киева от Москвы. В результате Россия стала искренне считать нынешнюю внешнюю политику Украины откровенно антироссийской, а власть в Киеве — враждебным политическим режимом, с которым долгосрочное сотрудничество в принципе невозможно.

Не существует никаких высших интересов, которые бы оправдывали политику Киева, приведшую к таким результатам, ведь она наносит самой Украине существенный ущерб как сегодня (что особенно ярко показали результаты газового кризиса), так и в долгосрочной перспективе.

В чем же состоит оптимальная модель внешнеполитического поведения Украины в новых условиях?

Для выведения страны из кризиса, возвращения доверия к Украине со стороны ключевых внешнеполитических игроков Киеву необходимо немедленно отказаться от попыток воскрешения в своей внешней политике канонов «холодной войны». Украине нужен предсказуемый, прагматичный курс, который будет базироваться не на иллюзиях, а на объективных возможностях Украины и на ее реальных национальных интересах.

Среди принципов такой внешней политики хотел бы отметить несколько.

Первое: необходимо взглянуть реальности в глаза и отказаться от закладывания в основу европейской политики иллюзий об ускоренном вступлении Украины в ЕС, как о средстве геополитического отрыва от России.

Это не означает отказа от европейского выбора как такового (спекуляции на тему того, что кто-либо из влиятельных оппозиционных политических сил в Украине сегодня серьезно думает о «белорусской модели» являются откровенной глупостью). Это означает просто реализм в постановке целей.

Ибо реализация европейского выбора совсем не обязательно должна основываться на антироссийской платформе. Более того, есть все основания говорить о том, что напряженность и атмосфера недоверия в украинско-российских отношениях будут существенно осложнять сближение Украины с Европой.

А модели такого сближения на самом деле могут быть разными. Это может быть постепенное создание совместного рынка Украина — ЕС по типу соглашений между Европейским Союзом и Европейской ассоциацией свободной торговли. Например, это может быть реализация совместных пространств в различных сферах, как это происходит сейчас между ЕС и Россией.

Возможно, в условиях отсутствия перспектив для Украины стать членом ЕС следует рассмотреть возможность для Киева участвовать в совместных форматах взаимодействия между Евросоюзом и Россией. И не просто участвовать, а активно и творчески их перерабатывать и изменять в общих интересах. Ведь, по правде говоря, несмотря на многолетнюю евроинтеграционную риторику Киева, по большинству ключевых направлений сотрудничества с ЕС Москва все-таки продвинулась дальше нашей страны. Кроме того Украине просто не удастся отдельно от России выстроить эффективные форматы диалога с ЕС по таким проблемам, как энергетическая безопасность, миграционные процессы, реадмиссионное пространство. Да и создавать совместный с Европой рынок, возможно, лучше все-таки вместе.

Но какими бы ни были в будущем формы реализации европейского выбора Украины, ни при каких обстоятельствах не следует отступать от основополагающего правила: Киев должен быть одинаково надежным партнером и для Вашингтона, и для Москвы, и для Рима, и для Берлина, для Брюсселя и для Пекина.

Второе: необходимо сделать все, чтобы вернуть отношения с Россией в нормальное русло диалога и сотрудничества, не поступаясь при этом национальными интересами страны.

После всего, что произошло в украинско-российских отношениях за прошедший год, сделать это будет крайне тяжело. Но возвращение атмосферы взаимного доверия в двусторонние отношения с Россией — это, без преувеличения, вопрос жизни и смерти украинского государства.

Кроме того, Украина не может «убежать» от России, как бы кто этого ни хотел. Мы не можем изменить своего географического положения. Мы не выбираем своих соседей, как не выбираем собственных родителей.

Вспоминаю беседу Леонида Кучмы с одним из американских президентов. Речь зашла об украинско-российских отношениях, и высокий американский гость внезапно спросил: «А вы могли бы переместить Украину на место Индонезии?» — «Конечно же, нет», — был ответ. И, видя недоумение украинского президента, собеседник продолжил: «Раз вы не можете этого сделать, вы должны проводить такую политику, которую бы сами россияне ни в коем случае не считали враждебной своим национальным интересам».

Для Украины, связанной с Россией тысячами нитей, нормальные, дружественные отношения с этой страной должны представлять ничуть не меньшую ценность, чем, скажем, для Германии, Италии, Великобритании, или, например, для Финляндии, имеющей с Россией границу протяженностью больше тысячи километров.

Считаю, что одна из главных задач нового украинского правительства, которое будет сформировано по итогам предстоящих парламентских выборов, — сделать все возможное для того, чтобы Украина перестала превращать себя в передовую линию новой «холодной войны». И в полной мере использовала свои уникальные возможности для реального укрепления безопасности и создания климата доверия в восточной части Европейского континента.

При этом исхожу из того, что Запад и Россия — несмотря на все имеющиеся между ними действительно глубокие различия — являются двумя нераздельными частями одной цивилизации, основанной, в первую очередь, на христианских ценностях. Украина не может ассоциировать себя только с одной из этих частей единой цивилизации, повернувшись к другой ее части спиной. Такая позиция просто разорвет нашу страну пополам.

Геополитическое расположение Украины — не проклятие истории, не неудобство, вызывающее фобии и закомплексованность. Это — уникальная возможность быть связующей цивилизационной нитью, возможность диалога, сближения и сглаживания противоречий.

Многие и многие европейские собеседники неустанно повторяли мне в свое время: «Вы будете интересны Европе только тогда, когда вы станете мостом, соединительным звеном между Европой и Россией. Это два мира, в которых вы чувствуете себя одинаково свободными. Ваши хорошие отношения с Россией — это залог добрых отношений с нами. Но если вы будете проводить политику конфронтации с Россией, вас ожидает поражение. Вы станете бременем для Европы, которая вас ни за что и никогда не поддержит».

Сегодня, в условиях «газовой войны» с Россией и в связи с ее последствиями, правдивость этих слов подтверждается как никогда наглядно.

Аксиомой украинской внешней политики должно быть стремление избегать ситуаций, при которых наши друзья на Западе будут поставлены перед выбором: Украина или Россия, ибо всем понятно, что выбор всегда будет не в нашу пользу.

Украинский вариант статьи

начало | архив | темники | политреформа | референдум | RSS 2.0