Rated by MyTOP
 

Выборы 2006 – грубые нарушения Конституционных прав граждан

 

Манипуляции с демократией

начало | архив | темники | политреформа | эксклюзив от ГУИП | референдум | RSS 2.0
  17.11.2017
  Статьи

Версия для печати


Почему прокололись социологи?

И.Ведерникова,

Зеркало недели (01.-07.04.06),

01.04.06

Александр Вишняк ("Укрсоциолоджисервис"): "Заявляю, что самая масштабная фальсификация данных соцопросов проводилась штабом БЮТ".

Мнения разделились. С одной стороны, рейтинги политических сил, опубликованные ведущими социологическими компаниями Украины перед двухнедельным мораторием, дали обществу четкий сигнал о стабильном лидерстве "Нашей Украины", с другой — позволили руководителю Центра социологических и политических исследований "Соціовимір" Владимиру Полохало заявлять о наступлении третьего заключительного этапа краха отечественной социологии: с "ее политической, коммерческой и еще какой кому будет угодно составляющей". Так или иначе, но пятидесятый номер списка БЮТ, редактор журнала "Політична думка", больше известный как политолог, стал чуть ли не единственным представителем отечественного социологического сообщества (виртуальные проекты не в счет), угадавшим точный процент Тимошенко на этих выборах и получившим, по его же словам, научную сатисфакцию.

Тем не менее само существование моратория на публикацию рейтингов, что, кстати, не совсем традиционно для европейской практики (такой запрет используется только в нескольких странах, при том составляет не более одного-двух дней), в свою очередь дает возможность оппонентам Полохало сообщать о скачке рейтинга БЮТ именно в последние две недели кампании. Давно работающие на рынке социологи Владимир Паниото, Валерий Хмелько (КМИС), Ирина Бекешкина ("Демократические инициативы") и др. аргументируют свою позицию закрытыми данными собственных сайтов, которые, увы, до широкой общественности уже не дошли. Еще одним и не маловажным аргументом в пользу подозреваемой — украинской социологии — можно было бы считать и блестяще проведенные экзит-поллы, цифры которых почти совпали с предварительными результатами ЦИК. Однако заметим, что этот вид социологического исследования традиционно не используется в качестве инструмента предвыборных манипуляций (разве только обоснованием для фальсификаций авторитарных режимов, что и попытались применить оппоненты Ющенко в 2004 году). При этом стабильный убедительный рейтинг той или иной политической силы всегда был и останется важным психологическим фактором для шатающегося электората демократий.

Итак, если основной интригой парламентской кампании стали 23 процента БЮТ, то на эту достойную роль в нашей статье может претендовать вопрос вышеупомянутого Владимира Полохало к тезке — г-ну Паниото: "И все-таки я не могу себе представить, каким образом профессор Паниото зайдет в аудиторию к студентам Киево-Могилянской академии и объяснит им разницу в 11(!) процентов между последними данными, опубликованными КМИС, и результатами выборов?".

В общем-то, с этого, скажем прямо, непростого вопроса и началось наше эспресс-общение с представителями отечественной социологии, готовыми комментировать как ее "крах", так и "процесс становления".

Не приговор, а диагноз?

Авторство подзаголовка принадлежит Ирине Бекешкиной, которая не только успела обнародовать список целого ряда карманных проектов, заполонивших фальшивыми рейтингами Интернет, но и продолжает настаивать на тезисе о том, что социология ни в коей мере не выносит никаких приговоров, а только в качестве некоего диагноза фиксирует одномоментное состояние общественного мнения. По словам Бекешкиной, все ведущие социологические службы уловили тенденцию роста рейтинга БЮТ. Однако фиксация этого факта произошла только накануне введения моратория на публикации. Прогнозировать же стабильность этой тенденции, более того — последующий скачок, никто не мог, да, впрочем, и не собирался. Удивительно, но позиция Ирины Эриковны один в один совпадает с высказыванием ее оппонента Владимира Полохало о том, что социологам пора прекратить заходить на чужое поле и пытаться с позиций политологии строить какие-то прогнозы. "Социология, история, политология, философия — все это, действительно, общественные науки, однако довольно разные", считает сам все-таки дерзнувший объединить две из них в одном Центре социологических и политических исследований Владимир Полохало.

Мысль эту, несомненно, достойную еще более детально удалось развить Валерию Хмелько (КМИС), признавшемуся, чем однажды закончились его собственные попытки попутать грешное с праведным:

— Я сам употребил слово прогноз трижды в начале 90-х годов. Первые два раза оказались очень удачными. Перед референдумом о независимости мы провели опрос, и наши данные отличались от результатов всего на 2%. Потом с кандидатами в президенты Кравчуком и Чорновилом. Тоже угадали, что сильно вскружило голову. Однако ненадолго. За неделю до второго тура уже Кравчука и Кучмы мы проводим опрос: у Леонида Макаровича по-прежнему перевес в четыре процента, и я имел неосторожность сказать, что выиграет именно он. На следующий день прошли теледебаты, где Кучма начисто разбил Кравчука. Потом Рада обвинила последнего в разбазаривании Черноморского флота. Кроме того, Леонид Макарович за эту неделю умудрился закрыть телестудию "Гравис", которая работала на Кучму. Результат известен. В ходе постэлекторального опроса выяснилось, что 24 процента граждан в последнюю неделю изменили свое мнение: 18% — в пользу Кучмы и 6% — Кравчука. С тех пор мы прогнозов не даем. Ведь, неизвестно, когда выяснится, что сын президента прикарманил деньги, продавая корабли… У социологов нет механизмов и инструментов прогнозирования.

Что же касается причин шатания рейтингов прошедшей кампании, в частности финального рывка БЮТ, то их, по мнению наших диаметрально настроенных респондентов, несколько.

Владимир Полохало ("Соціовимір"):

— Цифры за две недели так не прыгают. Для любого профессионального социолога аргументы с очередями на участках, тимошенковскими газовыми разоблачениями и участием БЮТ в голосовании за отставку правительства Еханурова просто смешны. Ни в одной европейской стране таких диапазонов шатания электората просто нет. Ведь основные тенденции обозначились еще осенью. Отставка правительства Тимошенко и меморандум власти с Януковичем сформировали основные симпатии и антипатии. А украинское общество очень консервативно. Посмотрите, ведь все венчурные избирательные проекты потерпели крах. Социалисты как имели в 2002—04 гг. 6%, так и имеют. Общество не сумасшедшее, которое сегодня думает так, а завтра иначе. Общество как раз нормальное, с четкими ценностными ориентациями. Таким образом, я утверждаю, что с осени рейтинг БЮТ не падал. Особых скачков и перепадов не было. В последние месяцы несколько усилились позиции ПР и БЮТ. Все остальное — мифы.

И здесь не просто политическая заангажированность, здесь другое. Социологические службы либо зависимы от клиентов экономически, либо являются собственностью приближенных к участникам предвыборного процесса. Но те скандалы, которые были в 2002 году, потом в 2004-м, сегодня пришли к печальному логическому завершению. Я уверен, что в этой кампании социологи сыграли более негативную роль, чем журналисты и даже технологи.

Валерий Хмелько (КМИС):

— Тимошенко в финале кампании радикально изменила подачу себя и основного конкурента публике. До этого она только обвиняла, что не всегда выглядит убедительно. В последние же десять дней Юлия Владимировна начала активно выступать по телевидению с рядом совершенно конкретных мессиджей: выкладывайте карты на стол — с кем вы будете создавать коалицию; кого будете выдвигать в премьеры; не предлагайте народу кота в мешке. Это подействовало. Тем более в ситуации, когда, с одной стороны, НУ утверждает, что бандиты все-таки будут сидеть в тюрьмах, с другой — не выражает четкой позиции в вопросе будущей коалиции. И если опираться на данные КМИС, то за неделю до выборов Тимошенко была впереди НУ уже почти на один процент (соответственно 19,1 и 18,5)

К тому же она активно ездила по тем местам, где вообще многие не бывали. Если посмотреть на региональное распределение, то Тимошенко поработала хорошо не только на западе и в центре, но и на юге, и на востоке.

Что касается заангажированности, то полностью отрицать этого нельзя. О появлении виртуальных компаний знают все. Но и приемы искусственного завышения рейтинга присутствуют. Вот Литвин, к примеру, у Всеукраинской социологической службы имел 5,2%, хотя реально всю кампанию балансировал на грани. Такую же высокую цифру показал и экзит-полл службы. Хотя вообще не известно, как эта служба его проводила, ведь она не объявляла ни свою выборку, ничего… Однако нарисовать данные и сделать приятное клиенту — всегда пожалуйста.

Михаил Мищенко (Центр Разумкова):

— Во-первых, поскольку спад рейтинга БЮТ после отставки правительства Еханурова зафиксировали практически все социологические компании, в том числе и те, что работали по заказу этого блока, нельзя говорить, будто все социологи заангажированы какой-то одной политической силой. У нас в этом плане рынок достаточно дифференцирован. К тому же есть система грантов, отдельных не публикуемых заказов, которые дают нам возможность существовать, а также проводить исследования по своей инициативе.

Во-вторых, возможно, не были выявлены все симпатики Тимошенко в силу не только смены финальной тактики БЮТ, но и собственно оппозиционного статуса блока. Мы еще в прошлом году заметили, что часть электората, особенно когда речь идет об оппозиционных политиках, не склонна искренне отвечать на вопросы. Во время прошлых президентских выборов мы применяли и методику уличных опросов. Были два исследования, которые проведены с интервалом в один день: дома — перевес у Януковича, на улице у Ющенко. Потом мы спрашивали людей: где вы более искренни? 44% ответили, что на улице, так как их ответы не станут никому известны. И лишь 7% сказали, что они более искренни дома. 30% опрошенных одинаково уверены. Т.е. субъективное ощущение анонимности больше при ответах на улице. Конечно, ситуация в стране изменилась — людям нечего бояться. Однако же стереотипы за год не меняются.

В-третьих, в силу того, что оранжевый электорат довольно перетекающий, решение, за кого из своих лидеров голосовать, многие граждане принимали в последний момент. И здесь мы, скорее всего, имели дело с так называемым самоуничтожающимся прогнозом. Т.е. часть людей под влиянием высокого рейтинга НУ так и не определившись, кто матери истории более ценен, прониклась сантиментом и протянула руку несколько отставшему.

Александр Вишняк ("Укрсоциолоджисервис")

— На 19 марта у нас было у НУ — 17,6%, у БЮТ — 17,5%. Таким образом, динамика рейтинга была и нами, и КМИСом четко зафиксирована. Больше опросов мы не проводили. Тимошенко действительно работала до последнего дня. Плюс две стратегии о премьере и коалиции.

Но дело в том, что "социологи" Тимошенко (и виртуальные, и реальные) в лице Полохало сейчас рассказывают, что они заранее знали результат в 23%. Таки она их набрала! Но в феврале этого и близко не было! Заявляю, что самая масштабная фальсификация данных соцопросов проводилась штабом БЮТ. А совпадение произошло лишь потому, что они не только фальсификациями рейтингов занимались, но и "землю грызли".

Всю кампанию мы работали с мелкими партиями, и только в ноябре — с БЮТ. Прослеживается четкая тактика: в начале кампании блок сотрудничал с ведущими социологическими центрами, с января же это сотрудничество прекратил, по-видимому, для того, чтобы не быть связанным реальными данными.

Полохало же не использует никаких методик — у него нет ни сети, ни социологов. Сеть есть у КМИСа, Центра Разумкова, "Социального мониторинга"... А данные всех этих центров на протяжении всей кампании совпадали.

…Владимир Иванович Полохало, нахваливая Сергея Макеева — разработчика методик социологических исследований "Соціовиміра", утверждает, что ничего в общем-то особенного в их подходах нет: 50 человек по контракту, 2400 респондентов и честные данные. Вот, собственно, и весь секрет успеха. В то же время Владимир Паниото (а сеть КМИС насчитывает более пятисот человек) замечает, что 50-ю штыками можно обойтись разве что в уличном исследовании, которое довольно специфично, так как охватывает не все слои общества: средний класс, как известно, на колесах, "низ" — по домам.

В общем, не складывается. Как, впрочем, не находится и ответа на встречный вопрос к "мастеру политического прогноза" Владимиру Полохало от того же профессора Паниото: "А как быть с разницей в 9% рейтинга Партии регионов, опубликованного "Соціовиміром" 10 марта (23%), с реальными результатами выборов (32%)?"

На самом деле не только профессиональные социологи высказывают сомнения по поводу качества, а скорее, даже существования сети у "Соціовиміра". Многие политики помнят, как на прошлых выборах "ястребы" ющенковского штаба с потолка брали цифру, которую уважаемый Владимир Иванович Полохало должен был объявить общественности в качестве "результатов экзит-полла" первого тура: 65%, 58% или 53...?

Но в то же время стоит ли отрицать, что в данной кампании по отношению к БЮТ (но и только!) Полохало оказался прав. Откуда "Соціовимір" брал эти данные? Возможно, сработала политологическая интуиция? Однако такая провидческая склонность нашего героя к подмене понятий не снимает вопроса к ведущим социологическим компаниям Украины. Мы, конечно же, далеки от мысли, что Центр Разумкова или КМИС показывали платные результаты. К тому же мы уверены, что рейтинг БЮТ действительно упал после отставки Еханурова; что имел место финишный рывок Тимошенко; что феномен "пятнистости" отечественного электората трудно поддается замерам; что перед этими выборами количество неопределившихся резко увеличилось и многие люди действительно у занавеса кабинки "определялись" сердцем … Но даже это все-таки не оправдывает той огромной разницы между показателями ведущих социологических служб и реальными результатами выборов.

Безусловно, мы помним и то, как в разгар "социологической войны", объявленной Тимошенко, профессор Паниото выступил в "Украинской правде" с научно обоснованным перечнем факторов, обуславливающих разницу рейтингов. Среди них он назвал наличие малопрофессиональных центров-однодневок; тип выборок (квотная или стохастическая) и ошибки; время проведения опроса; отличия в инструменте исследования, а также разную конструкцию анкет; сравнение процентов, рассчитанных от неодинаковых величин (количество только опрошенных или уже определившихся) и, как следствие, некомпетентность СМИ, часто сравнивающих несопоставимое.

Но только ли вышеперечисленными причинами объясняются, к примеру, совершенно разные данные, полученные КМИСом и Центром Разумкова в совместном "10-тысячнике" по заказу "Нашей Украины"? У одних "Регионы" — 36%, у других — 30%. Тимошенко соответственно набрала 14% и 17%. Все-таки почему у двух компаний с репутацией при едином заказчике так расходятся данные?

Возможно, это говорит о том, что украинским социологическим службам как минимум нужно откорректировать собственные сети и как максимум провести детальную работу над ошибками? Дабы профессионалов избавить от имиджа шарлатанов, а шарлатанов лишить возможности паразитировать на профессионализме.

Украинский вариант статьи

начало | архив | темники | политреформа | референдум | RSS 2.0